MENU
Главная » 2017 » Декабрь » 7 » Спиритическая парадигма
23:26
Спиритическая парадигма

СПИРИТИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА

Сильвиу Шибени

Данная статья содержит краткий обзор концепции науки Томаса Куна в противопоставлении её традиционному представлению, а также показывает, что спиритизм - в его кардековской форме - представляет собой подлинную научную парадигму. Далее утверждается, что научная традиция кардековской парадигмы не знает себе равных в качестве научной основы изучения спиритических явлений. 1

Философия науки является разделом философии, которая имеет своим объектом научное знание: его основы, развитие, специфику, сферу приложения и т.д. В настоящей работе мы будем особенно внимательны к теме так называемого "демаркационного критерия". Всеми признаётся то, что научное знание отличается от других форм знания некоторыми специфическими признаками. Определение этих признаков, если они существуют, представляет собой значительные проблемы для философов о крайней мере со времени зарождения современной науки в XVI-XVII вв. В своём пионерском философском анализе науки Фрэнсис Бэкон утверждал, что наука отличается от не-науки и лже-науки особым - научным - методом. В философии науки данное Бэконом описание научного метода дожило с некоторыми изменениями приблизительно до сер. ХХ в. и всё ещё широко принимается учёными и дилетантами.

К задачам этой статьи не относится подробное рассмотрение данной классической концепции науки, так же как и исторической и филосоской критики, привёдшей к её отвержению. В общих чертах традиционный взгляд на науку гласит, что научная дисциплина начинается с длительного процесса чистого наблюдения. Из собранных таким образом данных выводятся общие законы, управляющие данными явлениями. Научная теория является собранием подобных законов, относящихся к определённому роду явлений. Наука прогрессирует путём добавления новых экспериментальных данных и новых законов к уже существующим теориям.

При таком положении вещей выделяются следующие ключевые моменты:

Никакие теоретические гипотезы не должны вмешиваться во время сбора данных: наблюдение должно быть теоретически нейтральным.

Научные законы, соответственно, должны выводиться из эмпирического (observational) базиса при помощи объективных, теоретически нейтральных методов.

Новые законы, открытые в ходе эволюции науки, всегда дополняют и никогда не опровергают (are never incompatible) законы уже установленные.

Наиболее тщательная переработка классической концепции науки было предпринято в рамках философского течения под названием логический позитивизм, которое находилось в своём расцвете в 20-40 гг. ХХ в. Это направление достигло высокого формалистического и теоретического уровня, оказывая большое и продолжительное влияние на научную общественность. Но уже в 1934 г. основные положения логического позитивизма были энергично оспорены ещё не известным философом Карлом Поппером в книге, которая, судя по всему, оставалась незамеченной в течение более, чем 2 десятилетий. В конце 50-ых, когда логический позитивизм уже был ослаблен постоянной самокритикой, а работа Поппера была переведена на английский ( The Logic of Scientific Discovery . рус. перевод Логика и рост научного знания . М. 1983), стало ясно, что традиционное представление о науке больше не отвечает положению вещей.

Опять же, нам не хватает места для изложения аргументов Поппера, направленных против логического позитивизма, также как и его концепции науки, известной под названием фальсеационизм . Мы только отметим, что тезисы Поппера наталкиваются в свою очередь на ряд трудностей, подмеченных некоторыми философами науки, прежде всего Томасом Куном, Имре Лакатошем и Полем Файерабендом. 2

Спиритическая парадигма

Мы уже обсуждали в работах (Chibeni 1984, 1988 and 1991) тему спиритической науки в её связи с философией науки Лакатоша. Та же тема будет проанализирована в свете философских идей Куна. При всём при этом подобное предприятие потребовало бы подробного изложения теорий Куна и Кардека, что, очевидно, не может быть сделано в узких рамках статьи. Таким образом, данная работа должна восприниматься просто как набросок и призыв к дальнейшему исследованию. Начнём мы с обзора ряда основных понятий и предпололожений, выдвинутых Куном.

2. Краткий обзор философии науки Томаса Куна.

Кун начал карьеру учёного с занятий теоретической физикой, впоследствии заинтересовавшись историей науки. Предприняв основательное историчское исследование в свете новой историографической традиции, согласно которой научные теории прошлого должны изучаться в рамках своего научного контекста, Кун предположил, что традиционная трактовка науки совсем не соответствует действительному процессу генезиса и эволюции теорий зрелых наук (физики, химии). Подобное восприятие исторической неадекватности существующих представлений о сути науки в конечном счёте привела его к философии науки. Его исследования в этой области были впервые систематически изложены в его книге 1962 года "Структура научных революций", которая оказала большое влияние на развитие философии науки. Пользуясь языком, доступным неспециалисту, Кун выдвигает в своей книге ряд сложных эпистемологических тезисов касательно научного знания, которые вскоре стали предметом горячих споров среди философов. Мы, разумеется, не можем здесь освещать эти дискуссии технического характера, но попытаемся изложить в упрощённом виде некоторые из наиболее общепринятых идей американского философа.

Теория науки Куна вращается вокруг тезиса о том, что характерное развитие научной дисциплины должно происходить по следующей открытой схеме:

препарадигматическая фаза -> нормальная наука -> кризис -> революция -> новая нормальная наука -> новый кризис -> новая революция ->.

Препарадигматическая фаза представляет, так сказать, "предысторию" науки, период, когда среди исследователей или групп исследователей царит полное несогласие в отношении таких основопологающих вопросов, как: какие явления должны исследоваться и согласно какому теоретическому методу; каковы отношения теоретических принципов между собой и с теориями смежных дисциплин; какими методами и ориентирами должно руководствоваться в исследовании новых явлений и новых методов; какие инструменты и техники должны использоваться и т.д. Пока сохраняется подобное положение дел, такая дисциплина не может называться подлинно научной .

Дисциплина становится научной, когда она обзаводится научной парадигмой . способной положить конец всеобщим и глубоким разногласиям начального периода. Термин "парадигма" имеет в книге Куна несколько значений, и мы не будем здесь обсуждать их сложные и запутанные отношения. В своём изначальном, до-куновском, употреблении этот термин означает "пример", "модель", ср. напр. его использование в грамматике. Кун частично сохраняет это значение, когда он предполагает, что переход к научной фазе требует от части научной общественности признания показательного научного открытия, примиряющего дискуссии препарадигматического периода. Механика Аристотеля, оптика Ньютона, химия Бойля, теория электричества Франклина являются лишь некоторыми из данных Куном примеров парадигм, способствовавших развитию соответствующих дисциплин в науке.

Не так легко истолковать (особенно в двух словах) элементы, составляющие кунианскую парадигму. Кун даже заявляет, что такое толкование никогда не будет осуществлено, потому что знание парадигмы отчасти молчаливо подразумевается . будучи приобретённым непосредственным знакомством с практикой науки, определённой данной парадигмой. Таким образом, только исследуя оптику так, как это делал Ньютон, или электромагнетизм - как это делал Максвелл, можно узнать в точности ньютоновскую парадигму оптики или, к примеру, максвелловскую парадигму электромагнетизма. Тем не менее, мы можем упомянуть следующие составные части парадигмы:

онтология, указывающая на объекты, которые составляют действительность;

основные теоретические принципы, устанавливающие законы, которые руководят поведением этих объектов;

вспомогательные теоретические принципы, устанавливающие связи основных принципов как с явлениями, так и с теориями смежных наук;

методологические правила, стандарты и ориентиры (values), управляющие последующим развитием парадигмы;

конкретные примеры применения теории, и т.д.

Парадигма заключает в себе фундамент, на котором строится деятельность научного сообщества. Она представляет собой "план" научного исследования природы. Исследование, прочно опирающееся на теории, методы и образцы некоторой парадигмы, называется Куном нормальной наукой . Нормальная наука стремится расширить знание фактов, признаваемых парадигмой релевантными, путём дальнейшей переработки теории и более точных наблюдений.

Нормальная наука является высокоуправляемой и в каком-то смысле избирательной деятельностью. Как показал Кун, это является основополагающим качеством развития науки. Только сосредотачивая своё внимание на выбранном спектре явлений и объяснительных теоретических принципов, учёный может далеко продвинуться в изучении природы. Никакое научное исследование не может быть возможно без руководства многих теоретических и методологических принципов: они разрешают отбор, осмысление и оценку того, что наблюдается. Одной из основных ошибок классической концепции науки было именно представление о том, что процесс наблюдения может и должен быть теоретически нейтральным. Сегодня признаётся, что факты и теории существенным образом взаимозависимы. Между ними существует своего рода "симбиоз"; факты подтверждают теории, а теории делают возможным их классификацию, сопоставление, предсказание и объяснение. При работе в рамках парадигмы учёному не надо постоянно реконструировать основы данной науки, объяснять смысл и полезность используемых им понятий и оправдывать наблюдения, которые он решил произвести.

Кун описывает нормальную науку как деятельность, направленную на "разрешение парадоксов". Это предполагает наличие чётко определённых правил, так же как и существование обычных парадоксов. Может случиться, что по ходу развития парадигмы окажется невозможным разрешить некоторые из парадоксов, поставленных природой. Задача учёных состоит в том, чтобы придерживаться правил и базисных принципов парадигмы. Так же, как, например, в игре по составлению картинки из отдельных кусков не разрешается отрезать невходящую часть сегмента картинки, в нормальной науке нельзя отбрасывать или искажать фундаментальные законы и стандарты, когда учёный бьётся над какой-либо проблемой. Кун подчеркнул, что покуда парадигма избегает серьёзных и всеобщих ошибок, учёные должны твёрдо придерживаться её линии. Прогресс науки требует, чтобы парадигмы не отбрасывались слишком легко. Все парадигмы, особенно в свой начальный период, встречаются с трудностями, и необходимо некоторое время для консервации, чтобы позволить им показать свою полную силу.

Разумеется, эта преднамеренная терпимость должна иметь свой предел. Когда неразрешимые парадоксы - по Куну, аномалии - в течение длительного времени не поддаются самым настойчивым усилиям лучших учёных, и в дальнейшем поражают уязвимые места парадигмы, наступает время для поисков замены для всей парадигмы. В подобной ситуации кризиса наиболее способные и выдающиеся члены научной общественности предлагают варианты альтернативных парадигм. Когда доверие к господствующей парадигме уже утрачено, подобные альтернативы вызывают одобрение у всё большего числа учёных. Происходят дискуссии и разногласия по основополагающим вопросам подобно тому, что имело место в препарадигматическую эпоху лишь с той разницей, что в течение кризиса старая парадигма продолжает определять направление исследований за неимением лучшей.

Когда окончательно утверждается новая парадигма, наука претерпевает то, что Кун называет научной революцией . Наиболее спорные идеи, выдвинутые Куном, имеют отношение именно к научным революциям. К счастью, для наших целей нам не требуется тратить время на эту сложную философскую проблему. Анализ спиритизма, который будет представлен в следующей главе, будет вращаться лишь вокруг общей схемы природы науки, представленной выше, что, как правило, принимается современной философией науки.

3. Спиритическая парадигма.

Читатель, знакомый с историей спиритизма, и тот, кто прочитал, проанализировал и понял труды Аллана Кардека, наверняка примет две наши идеи: труды Кардека составляют подлинную научную парадигму, и эта парадигма вплоть до наших дней является единственным надёжным средством, при помощи которого может производиться научное исследование духа. Полное объяснение и доказательство этих тезисов потребовало бы полного представления и анализа спиритизма, а также других доктрин, объясняющих спиритические феномены, из тех, что появились после Аллана Кардека. Очевидно, что подобное предприятие не может здесь быть выполнено. Мы только лишь укажем на некоторые наиболее бросающиеся в глаза моменты, надеясь пробудить интерес у тех, кого могут заинтересовать дальнейшие исследования в этой области.

Как неоднократно отмечал сам Кардек, некоторые из наиболее замтных фактов, на которых основывались его исследования, уже были известны, пускай в неточной и неясной форме, с самого начала существования человеческой цивилизации. Несмотря на то, что они привлекали внимание как просто людей, так и целых учений, до появления спиритизма не существовало научной парадигмы, которая объясняла бы эти факты в рамках объемлющей, точной и объективной теории. Это был препарадигматический период спиритических исследований. Аллан Кардек положил конец этому периоду. Он предложил первую хорошо обоснованную теорию спиритических явлений. Помимо объяснительной теории, изложенной должным образом, спиритизм в кардековском изложении предлагал набор методов, критериев и оценок, которые определяли развитие теории и опыта. Вызывает восхищение, насколько кардековская парадигма последовательна и полна, эмпирически адекватна и эвристически насыщенна, стоя в одном ряду с наиболее успешными парадигмами обычных академических наук: термодинамики, электромагнетизма, теории относительности, квантовой теории и т.д.

При приближённом рассмотрении мы можем сказать, что в " Книге Духов " была установлена онтология и фундаментальные теоретические принципы спиритизма. " Книга медиумов " связывает теорию с экспериментальным базисом. " Евангелие в разъяснении спиритизма " и " Небо ( Рай ) и ад " развивают философское содержание обсуждаемой парадигмы. " Бытие, чудеса и предсказания ", как и множество статей, опубликованных в " Спиритическом обозрении " ( Revue spirite ) и " Посмертных работах " содержат углублённый анализ некоторых теоретических проблем. " Обозрение " также представляет богатый выбор экспериментальных отчётов. Помимо теории и метода спиритической науки Кардек оставил нам множество конкретных примеров применения теории при объяснении явлений и разрешении давних философских проблем, связанных с человеческой природой. Можно увидеть, что в соответствии с идеями Куна подобные модели разрешения парадоксов играют важную роль для понимания самой сути спиритизма. Те, кто в них не копался, никогда не будут способны составить о спиритизме правильное суждение. Всецело "внешнее" видение теории не приносит это важнейшее подразумеваемое знание спиритической науки. Достаточно странным образом, фактическое большинство критиков спиритизма не может похвастаться даже поверхностным знанием его теории.

Важно отметить, что пионерские работы Кардека представляют собой не закрытую систему, но основу для дальнейшего развития спиритической науки. Как хорошо известно, спиритическая парадигма была развита в наиболее важных аспектах рядом исследователей в полном соответствии с традицией нормальной науки. Упомянем лишь некоторых из них: Леон Дени и Габриэль Деланн в ранние годы, впоследствии Безерра ди Менезеш, Эммануэль, Андре Луис, Ивонн Перейра и Филомену ди Миранда 3 - все они внесли неоценимый вклад в расширение и углубление спиритической парадигмы без какого-либо нарушения её фундаментальных принципов и стандартов.

История науки показывает, что революции происходили почти во всех научных дисциплинах. Кто-либо, возможно, задастся вопросом, не будет ли заменена или не следовало бы обновить спиритическую парадигму. Это является достаточно сложным вопросом, и недостаток места не позволяет нам её здесь проанализировать непосредственно. Тем не менее, мы хотели бы вкратце изложить два соображения по данной теме.

Во-первых, внимательное изучение показывает, что спиритизм не переживал и никогда не переживёт никакого процесса накопления анамалий. Как мы видели, в науке этот процесс является предпосылкой для кризисов и разрастания парадигмы, а, следовательно, для научных революций. Отсюда легко заключить, что все попытки, которые были сделаны в целях нахождения новых научных путей исследований спиритических феноменов, являются методологически незрелыми и неоправданными, стремящимися скорее воспрепятствовать, чем способствовать развитию знания.

Во-вторых, учитывая специфическую природу спиритической теории, не следует ожидать, что она будет замещена, по крайней мере в том, что касается её основных принципов. Такие принципы весьма близки к феноменологическому уровню, будучи таким образом весьма стабильными с теоретической точки зрения. Используя философские понятия, можно смело охарактеризовать спиритическую теорию как феноменологическую . Наиболее известный пример феноменологической теории в академической науке является термодинамика, которая развилась в середине XIX века и с тех пор не претерпела изменений. Она устояла, когда физика переживала крупномасштабные релятивистскую и квантовую революции, коренным образом изменившие представление о материи. Это свойство термодинамики очень привлекало помимо всех остальных и Эйнштейна, который попытался придать своей специальной теории относительности феноменологический характер.

В не -феноменологических теориях - так называемых конструктивных теориях - которые составляют большую часть физики и химии, степень "теоретичности" основных принципов является более сильной, они более удалены от эмпирического уровня. Расстояние между теорией и наблюдением увеличивается, соответственно, доверие к первой уменьшается, так как здесь всегда найдутся некие правдоподобные альтернативные принципы для предсказания и объяснения тех же явлений. История физики и химии показывает уязвимость их конструктивных теорий.

Основные принципы спиритизма, такие как существование, предсуществование и бессмертие духа, свобода воли, закон причины и следствия и т.д. принадлежат к той же эпистемологической категории, что и, к примеру, утверждение о том, что огонь сжигает, а яд отравдяет, или что Рим и Солнце существуют. Их подтверждение не зависит ни от измерительной аппаратуры, ни от изощрённых конструктивных теорий. Это было проанализирвано самим Кардеком

Рассмотрим следующий пример. Человек должен быть полным глупцом, если он не верит в существование возлюбленной, получив от неё письмо, где обсуждаются подробности их интимных отношений, написанное её почерком и ею же подписанное. Предположим теперь, что возлюбленная умерла, и пришло такое же письмо - уже не с обычным почтальоном, а через медиума-психографа. Что изменилось с эпистемологической точки зрения? Совершенно ничего, и не существует никаких препятствий для подобного заключения. Эти факты и заключения так же просты, как и те, что составляют научную основу спиритизма.

Класс явлений, приведших к появлению спиритической парадигмы и её подтверждающих, весьма широк, включая не только вышеупомянутые психографические сообщения, но и психофонию (проявление духа посредством устного сообщения), ксенолоссию (сообщения на незнакомых языках), материализацию духов и предметов, визуальное и слуховое восприятие духов и предметов, принадлежащих к миру духов, и т.д. Помимо особых явлений ( спиритических феноменов ) спиритизм объясняет и, соответственно, подтверждает бесчисленные обычные явления человеческой психики, физиологических и моральных характеристик (ощущения и склонности, симпатии и антипатии, некоторые примечательные события в нашей жизни, психосоматический эффект, психологические патологии и т.д.) 4. Те, кто попытались сформулировать неспиритические концепции духа, почти неизбежно проходят мимо огромного количества фактов в пользу спиритизма. Хуже того, не учитывается всё разнообразие спиритических явлений, которые не объясняются последовательной и эвристически сильной теорией.

Мы ранее отмечали (Chibeni 1988; см. также 1986), что Аллан Кардек в философском плане намного опережал своё время. Он корректно определил признаки подлинной науки и производил свой исследования в соответствии с ними. Это подтверждается как изучением его наследства, так и множеством подробных отрывков из его трудов по природе и методу науки. Современная философия науки, к нашему удивлению, подтвердила кардеклвский анализ и процедуры, определяющие действительную науку о духе.

CHALMERS, A. F. What is this thing called science ? St. Lucia, University of Queensland Press, 1978.

CHIBENI S. S.

Espiritismo e ciencia. Esboco de uma analise do Espiritismo a luz da moderna filosofia da ciencia. Reformador . May 1984, pp. 144-7 e 157-9.

Os fundamentos da etica espirita. Reformador . June 1985, pp. 166-9.

Por que Allan Kardec? Reformador . April 1986, pp. 102-3.

A excelencia metodologica do Espiritismo. Reformador . December 1988. pp 373-8.

Ciencia espirita. Revista Internacional do Espiritismo . March 1991, pp. 45-52.

FEYERABEND, P. K. Against Method . London, Verso, 1978.

KARDEC, A.

Le Livre des Esprits. Paris, Dervy-Livres. O Livro dos Espiritos . Transl. Guillon Ribeiro, 43 ed, Rio de Janeiro, Federacao Espirita Brasileira, 1979.

L'Evangile selon le Spiritisme. Rio de Janeiro, Federacao Espirita Brasileira, 1979. O Evangelho segundo o Espiritismo. Transl. Guillon Ribeiro, 87 ed, Rio de Janeiro, Federacao Espirita  Brasileira.

Le Ciel et L'Enfer. Farciennes, &Eacuteditions de L'Union Spirite, 1951. O Ce e o Inferno. Transl. Manuel Quintao. 28 ed. Rio de Janeiro, Federacao Espirita  Brasileira.

La Genese, les Miracle et les Predictions selon le Spiritisme. Paris, La Diffusion Scientifique. A Genese, os Milagres e as Predicoes segundo o Espiritismo. Transl. Guillon Ribeiro, 23 ed. Rio de Janeiro, Federacao Espirita Brasileira.

Oeuvres Posthumes. Paris, Dervy-Livres, 1978. Obras Postumas. Transl. Guillon Ribeiro, 18 ed. Rio de Janeiro, Federacao Espirita Brasileira.

KUHN, T. S. The Structure of Scientific Revolutions. 2 ed. enlarged. Chicago and London, University of Chicago Press, 1970.

LAKATOS, I. Falsification and the methodology of scientific programmes. In: Lakatos & Musgrave 1970, pp. 91-195.

LAKATOS, I & MUSGRAVE, A. (eds.) Criticism and the Growth of Knowledge. Cambridge, Cambridge University Press, 1970.

POPPER, K. R. The Logic of Scientific Discovery. 2 ed. revised, London, Hutchinson, 1968.

1 Этот текст является русским переводом английской модифицированной версии статьи автора ``O paradigma espirita'', опубликованной в официальном издании Бразильской спиритической ассоциации, Reformador . June 1994. pp. 176-80.

2 Наиболее показательными работами этих философов являются Kuhn 1970, Lakatos 1970 и Feyerabend 1978. Упрощённое изложение их идей в сопоставлении с традиционной точкой зрения и взглядами Поппера см. в Chalmers 1978.

3 Данный список примечателен не только тем, что показывает плавную миграцию карденизма из Франции в Бразилию, но и своим составом: так, Андре Луис и Эммануэль стали известными спиритическими авторами находясь уже на том свете, иными словами это - духи (оба они проявлялись через известнейшего бразильского медиума Чико Шавьера).(webmaster)

4 Мы не разделяем столь бурного оптимизма автора статьи. Спиритизм нельзя рассматривать как совершенную экспериментальную науку, о чём предупреждал ещё Кардек. Грубо говоря, цель спиритизма - показать людям о том, что жизнь после смерти существует, и обратить их к религии. Что же касается научной составляющей спиритических манифестаций, то они, равно как и человеческая психика в целом, всё ещё хранят свои тайны, поэтому Сильвиу Шибени явно поспешил указать на спиритизм как на всеобъясняющую науку. Конечно, спиритизм является мощным инструментом для понимания и осознавания того, что случается в нашей жизни, но, опять же, это скорее относится к его мировоззренческому, философскому, а не научному аспекту. (webmaster)

Примеры психографического мышления. Проявление мысли.

Категория: Философия | Просмотров: 17 | Добавил: haka213557 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar