MENU
Главная » 2017 » Июль » 28 » Проблема предмета психологии опыт философско-методологического анализа
19:59
Проблема предмета психологии опыт философско-методологического анализа

Теплых, Дмитрий Анатольевич. Проблема предмета психологии: опыт философско-методологического анализа. диссертация. кандидата философских наук. 09.00.01. - Магнитогорск, 2005. - 154 с.

Проблема предмета психологии опыт философско-методологического анализа

Глава 1. Реконструктивная проблематизация определения предмета

Актуальность исследования. Многие ученые признают сегодня, что психологическая наука находится в состоянии кризиса, который возник еще с момента становления психологии как самостоятельной науки во второй половине XIX века и носит перманентный характер. Главной характерной чертой современного кризиса психологической науки является его когнитивный, а не социальный характер: наряду с большим спросом со стороны общества на психологические услуги и расцветом преподавания психологии, существует уже ставший «нормой» психологической науки кризис ее теоретико-методологических основ («наука съежилась как шагневая рожа, а преподавание психологии разрослось до гомерических размеров» (63, с. 114)).

О наличии кризиса в современной психологии свидетельствует ряд моментов и процессов, суть которых можно свести к следующим положениям:

отсутствие единой психологической науки, «мозаичность» психологии, ее раскол на множество направлений, теорий, школ, учений («психологические теории представляют собой рой, а не строй» (58, с. 101));

нерешенность вопроса о предмете (что изучать) и методах (как изучать) психологической науки, обилие альтернативных, несопоставимых моделей понимания и изучения психического и, как следствие, отсутствие «сколько-нибудь реального прогресса в психологической науке» (177, с. 4);

противостояние естественнонаучной (сциентистской, позитивистской) и гуманитарной парадигм в психологии, которые отстаивают различные модели человека, подходы к изучению его психики;

резкое падение интереса к фундаментальным психологическим теориям и школам, «методологический нигилизм» в сообществе психологов («методологическая передышка» (124, с. 22), «методологические сумерки» (72, с. 200),

4 «атмосфера, заболоченная эклектикой и методологическим пофигизмом» (4, с.

82));

расщепление, «схизис» психологии на две «социодигмы»: исследовательскую (теоретическую, академическую) и практическую (психотехническую) психологии (см. 28; 177).

общее ощущение кризиса в научном сообществе психологов: отсутствие общепризнанных лидеров, авторитетов, призывы к анализу и пересмотру оснований науки, «методологической инвентаризации» (72, с. 200) общей психологии, к революционным преобразованиям, к переходу на иной стиль мышления и т.д.

Сегодня в сознании психологов, склонных к философствованию, все более утверждается убеждение в том, что смысл современного когнитивного кризиса заключается в том, что неадекватно определен и понят предмет психологии. От решения этого вопроса зависит решение многих других конкретно-методологических вопросов психологической науки, т.к. именно вокруг него выстраивается вся научная система психологии. Можно констатировать, что кризисная симптоматика проистекает в значительной степени из множественности подходов к пониманию предмета психологии. «Сегодня о несвоевременности обсуждения проблемы предмета психологической науки уже никто всерьез не говорит», - отмечают редакторы сборника «Труды Ярославского методологического семинара» (ПО, с. 10).

Ведущие отечественные психологи сегодня признают, что преодоление кризиса в психологии невозможно без философско-методологической поддержки. «Когда речь идет о предмете науки в целом, - отмечает С. Д. Смирнов, — то ограничение методологического дискурса о предмете психологии уровнем психологической теории является иллюзией» (139, с. 276). «Попытки определения предмета психологической науки, - пишет В. А. Мазилов, - само есть результат «доопытной» деятельности «философской психологии»: чисто опытным путем решить эту задачу невозможно» (94, с. 301). «Специфика изучаемых

5 психологией явлений, - считает И. Н. Карицкий, - сразу поднимает вопрос о

предмете психологии на философский уровень. Именно философский анализ

данного вопроса позволяет развернуть адекватное представление о предмете

психологии» (69, с. 137).

Таким образом, анализ проблемы предмета психологии с философско-методологических позиций представляется сегодня актуальным (если не сказать - жизненно важным) как для развития самой психологии, так и в плане проведения опыта исследования философско-методологических основ конкретных научных дисциплин.

Степень разработанности темы исследования, обоснование выбора логики диссертационного проекта. Чтобы оценить степень разработанности интересующей нас темы и обосновать выбор логики диссертационного исследования, необходимо сделать ряд важных уточнений, проясняющих' смысл употребляемого понятия «проблема предмета психологии».

Прежде всего, необходимо определить, что такое проблема? Проблема -это неразрешенный вопрос, т.е. такой вопрос, ответ на который временно или принципиально отсутствует, это задача, которая для субъекта «здесь-и-сейчас» не имеет решения. Это значит, что если субъектом изначально предполагается определенный ответ на поставленный вопрос, то вопрос этот не осознается как проблема (см. более подробно: 147, с. 18-22). Вопрос не рождается, а становится проблемой; для этого необходима особая мыслительная процедура -проблематизация. «Вопросы, - отмечает Г. П. Щедровицкий, - в процессе решения задач лишь провоцируют, или инициируют, рефлексивные подходы и за счет этого осуществляется переход к процессу проблематизации» (172, с. 351). Вопрос требует решения, проблема - осмысления. Проблема возникает, когда встречается какое-то затруднение, когда что-то неясно, и эту неясность необходимо снять, устранить, т.е. когда возникает ситуация, «в которой нет соответствующего обстоятельствам решения и которая заставляет поэтому остановиться и задуматься» (66, с. 297). В проблемной ситуации необходимо «задержать-

ся», а не стремиться стремления сразу же выйти из нее путем окончательного решения. Иными словами, важно зафиксировать проблемную ситуацию как «объективное состояние рассогласования и противоречивости научного знания, возникающее в результате его неполноты и ограниченности» (104, с. 111). Фиксация, постановка проблемы должна иметь реконструктивный характер, т.е. быть направленной на выявление оснований ее существования путем укрупнения «единиц анализа» - поиска объединяющих начал многочисленных трактовок предмета психологии. Проблема - это такой вопрос, который стоит на границе известного и неизвестного; поставить проблему - значит выйти на эти границы: «проблема есть по сути своей знание о незнании» (172, с. 351). Проблема возникает тогда, когда старое знание показало свою несостоятельность, а новое знание еще не приняло развернутой формы. В отличие от вопроса-задачи, или от вопроса-тайны, вопрос-проблема указывает (но не гарантирует) возможность решения, которое еще не известно. В этом заключается методологическая ценность проблемы: она задает «зону ближайшего знания», указывая на необходимость выработки нового знания. Проблема - это то, что направляет наше исследование, задавая ему конструктивный смысл и программу «выхода в незнаемое».

Исходя из этого смысла проблемы, мы можем констатировать, что те исследователи, которые ищут определение предмета психологии, т.е. пытаются ответить на вопрос «Каков предмет психологии?», не занимаются проблемой предмета психологии, а решают вопрос о предмете психологии, т.е. в их исследовании происходит подмена проблемы на вопрос-задачу. В наиболее явном виде такая подмена обнаруживается в учебниках и «учебникоподобных» исследованиях, которые начинаются с определения того, что же является предметом психологии, без предварительного анализа (а, зачастую, даже и без упоминания) других - альтернативных определений. Из уст сторонников этого подхода часто можно услышать, что проблема предмета психологии - это выдуманная, дутая проблема. В скрытом, завуалированном виде подмена проблемы вопро-

7 сом происходит в исследованиях, которые предваряются критическим анализом

имеющихся определений, трактовок предмета психологии (их список всегда неполон в силу неисчислимости таковых); однако анализ этот имеет своей целью выработку автором собственного - «единственно-правильного» (по умолчанию) определения предмета психологии, которое добавляет себя в ряды тех, «имя коим легион».

Следует признать, что в психологическом сообществе на протяжении долгого времени главенствовали тенденции апроблематизации и депроблема-тизации предмета психологии: значительная часть исследовательских работ психологов и философов по предмету психологии относится не к проблеме предмета психологии, а к вопросу о предмете психологии, поскольку интенци-ально ориентированы на получение результата-ответа в виде того или иного определения предмета психологии. «Вопросной» подменой проблемы предмета психологии грешат труды многих основоположников фундаментальных психологических теорий, школ, направлений, поскольку задача построения новой психологии подразумевает ответ на вопрос о ее предмете, а не «удержание» проблемности вопроса.

В отечественной научной литературе депроблематизация предмета психологии на протяжении многих лет советского периода была обусловлена во многом идеологизированной, «марксистко-ленинской» моделью ее построения в рамках естественнонаучной парадигмы: считалось, что в кризисе находится лишь буржуазная психология, в советской же психологии - кризиса нет, а, значит и нет проблемы (споры сводились к тому, какая категория в психологии главная - «образ», «деятельность», «установка», «отношение» и т.д.). В то же время и зарубежная психология не отличалась проблематизирующей рефлексией предмета психологии, в силу своей преимущественно практически-прикладной направленности, зачастую редуцируя понятие методологии к чисто технической дисциплине, трактующей процедуры планирования и проведения экспериментального (или квазиэкспериментального) исследования.

Фундаментальная разработка области проблематизации предмета психологии в литературе началась в 90-х годах XX века в связи с возникновением очередного «открытого» методологического кризиса в отечественной психологии, который преимущественно осмысливался как кризис традиционной естественнонаучной парадигмы и становление гуманитарной парадигмы в психологии и был связан, помимо всего прочего, с «разгерметизацией» отечественной психологии, проникновением в ее «тело» идей западно-европейской и восточной психологии, а также развитием практической психологии (А. Г. Бермус, Б. С. Братусь, Л. И. Воробьева, А. Б. Орлов, В. М. Розин, Е. Д. Хомская и другие). Именно с возникновением возможности вести дискуссии «на равных» (до этого альтернативным точкам зрения затыкали рот идеологическим кляпом по принципу «кто не с нами - тот против нас») связано осмысление позиционной структуры проблемной ситуации в вопросе о предмете психологии.

Следует отметить, что за кажущейся однозначностью понятия «проблема предмета психологии», на самом деле скрываются два хотя и тесно взаимосвязанных, но все же различных смысла, или две проблемы - проблема определения предмета психологии и проблема единства предмета психологии. Проблема определения предмета психологии конституируется нерешенностью вопроса «Что изучает (или должна изучать) психология?»; эта проблема соотносится с задачей выделения психологии как самостоятельной науки, ее самоопределения, что предполагает решение ряда содержательных теоретико-методологических вопросов психологической науки. Проблема предмета об-щей психологии конституируется нерешенностью вопроса «Как возможно (и возможно ли?) выработать единое (общепризнанное) понимание предмета психологии для всех психологических теорий с их трактовками предмета психологии?»; эта проблема связанна с задачей синтеза, систематизации психологических знаний в рамках создания единой, непротиворечивой системы общей психологии, что предполагает уже обращенность мысли к вопросам философской методологии научного познания и знания.

Проблема определения предмета психологии разрабатывалась исследователями, интересы которых лежали в области фундаментальной психологической науки. Наиболее значимые разработки связаны с именами тех ученых, которые, решая задачу построения здания психологической науки, стремились дать содержательную трактовку предмета психологии, становясь основоположниками новых направлений, теорий, школ в психологии. С различных методологических позиций велась разработка проблемы определения предмета психологии в трудах отечественных исследователей Б. Г. Ананьева, М. Я. Басова, А. В. Брушлинского, Л. С. Выготского, П. Я. Гальперина, В. И. Гинецинского, А. Н. Ждан, В. П. Зинченко, Н. Н. Ланге, А. Н. Леонтьева, Д. А. Леонтьева, Б. Ф. Ломова, А. Р. Лурии, М. К. Мамардашвили, С. Л. Рубинштейна, О. К. Тихомирова, С. Л. Франка, Н. И. Чуприковой, В. Д. Шадрикова, М. Г. Ярошевского и других. Среди зарубежных авторов, особо можно выделить работы Р. Ассаджо-ли, М. Вертгеймера, В. Вундта, С. Гроффа, У. Джемса, В. Дильтея, А. Маслоу, Р. Мэя, К. Роджерса, Дж. Уотсона, В. Франкла, 3. Фрейда, К. Г. Юнга. Многие психологи, употребляющие понятие проблема предмета психологии, по сути, имеют ввиду только проблему определения предмета психологии, методолого-теоретическая рефлексия которой относится преимущественно к области содержательной методологии психологической науки. При этом в исходных предпосылках такой проблематизации «по умолчанию» содержится постулат о существовании «психологии, обладающей своим предметом познания», который нужно определить, т.е. существование самой психологии как единой области знания не проблематизируется.

Вместе с тем, осознание отсутствия единства психологического знания, «мозаичности» психологии, приводит исследовательскую мысль к постановке проблемы единства предмета психологии, осмысление которой происходит уже не на уровне конкретно-научной методологии психологии, а требует применения философских и методологических наработок в области проблем предмета научного познания и научной рациональности. Проблема единства пред-

10 мета психологии особо остро обсуждалась в периоды «открытых» кризисов в

психологии. Уже в 1914 году Н. Н. Ланге открыто заявил о кризисе психологии, главной чертой которого он обозначил критерий «огромного расхождения» -отсутствие «фундамента», «основы» психологии, т.е. общепринятой системы в науке (78, с.69). Книга Н. Н. Ланге «Психология» послужила своего рода «сигналом»: свои «диагнозы» стали давать многие психологи. Известны «диагнозы» М. Я. Басова (1924, 1928), П. П. Блонского (1925), Л.С. Выготского (1927), Б. Г. Ананьева (1931), А. Р. Лурии (1932), С. Л. Рубинштейна (1935), Ф. В. Басейна (1972), А. Н. Леонтьева (1977), М. М. Бахтина (1979) и других. Каждый из этих авторов имел свой взгляд на причины сложившейся ситуации, ее динамику и пути выхода из кризиса.

Постепенно к перманентным симптомам кризиса привыкли, и они перестали восприниматься в качестве критических; кризисные явления «ушли в глубину» и стали выражаться в менее явных формах. В результате высказывание У. Макгайра «неизвестно, был кризис или нет, хорошо, что он кончился» (193, р. 34) прозвучало в конце 70-х гг. XX века точным выражением самочувствия дисциплины, постоянно живущей в состоянии кризиса, привыкшей к нему и поэтому воспринимающей его как норму.

Последний «открытый» кризис в психологии, начавшийся в 90-х гг. XX прошлого века, поставил проблему единства предмета психологии в центр острых дискуссий. Результатом развернувшегося противостояния естественонауч-ной и гуманитарной парадигм в психологии явилось признание психологическим сообществом несостоятельности идеи психологии как монопарадигмаль-ной науки, что привело некоторых серьезных исследователей, не захваченных возникшей волной методологического нигилизма, к идее необходимости разработки философско-методологических средств анализа проблемы предмета психологии для преодоления кризиса психологической науки (В. М. Аллахавердов А. С. Арсеньев, Ф. Е. Василюк, И. П. Волков, Т. А. Денисенко, О. Э. Петруня, Д. И. Дубровский, В. П. Зинченко, И. Н. Карицкий, В. В. Козлов, А. В. Курпа-

тов, А. Н. Алехин, В. А. Мазилов, А. В. Петровский, А. А. Пископпель, А. А. Пузырей, С. Д. Смирнов, В. М. Розин, А. В. Юревич и другие).

В силу прямого отношения проблемы единства предмета психологии к области философской методологии научного познания особо следует отметить работы по осмыслению вопросов научной рациональности С. Б. Крымского, И. Д. Невважай, Б. В. Раушенбаха, В. С. Степина, М. К. Мамардашвили, Л. А. Ми-кешиной, Г. П. Щедровицкого, X. Й. Зандкюлера.

Таким образом, логика построения диссертационного исследования, на взгляд автора, должна быть основана на следующих положениях. Во-первых, чтобы избежать вышеназванного «первородного греха» вопросно-задачной рефлексии проблемы предмета психологии, необходимо изменить исследовательскую интенциальность: нужно стремиться не региатъ вопрос о предмете психологии («каков предмет психологии?»). а осмыслять неразрешимость вопроса о предмете психологии («каковы основания неразрешимости вопроса о предмете психологии?»), т.е. необходимо проблематизироватъ вопрос о предмете психологии 2. Во-вторых, в соответствии с неоднозначностью понятия «проблема предмета психологии», в которой содержатся проблема определения и проблема единства предмета психологии, необходимо применять два соответствующих вида проблематизации - реконструктивную (направленную на постановку, «удержание» проблемы) и конструктивную (направленную на осмысление возможных вариантов выхода из проблемной ситуации).

Объектом исследования является проблема предмета психологии.

Проблема предмета психологии опыт философско-методологического анализа

Предметом исследования - философско-методологические основы проблемносте предмета психологической науки.

1 Данное исследование не предполагает поиска ответа (пусть даже удачного) на вопрос о предмете психологии, направляемого установкой на существование его «правильного» определения. Дать определение предмету психологии, как свидетельствует история самой психологии, это не проблема.

«Ведущим типом мышления в XXI веке, - считал Г.П. Щедровицкий, - становится методологическое мышление. Его ключевой единицей является проблема и проблематизация» (170, с.7).

12 Цель исследования заключается в проведении философско-

методологического анализа проблемы предмета психологии.

Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих

задач:

выявить мировоззренческие основания проблемы определения предмета психологии;

эксплицировать концептуально-онтологические интерпретации предмета психологии, определяющие проблемность его определения;

установить эпистемологические основания проблемности определения предмета психологии;

предложить семантическую модель предмета общей психологии для упорядочивания терминологии данной проблемной темы;

исследовать концепции предметности психологии в различных типах научной рациональности в контексте вопроса об истинности психологических знаний;

проанализировать логико-методологические подходы к вопросу о возможности единого, общепризнанного понимания предмета общей психологии в аспекте единства психологического знания.

Методологическими основами исследования является метод проблема-тизации в его реконструктивной и конструктивной разновидностях, а также в исследовании были использованы диалектический метод, принцип единства исторического и логического, методы структурно-системного анализа и феноменологической редукции.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

обнаружены и обоснованы категориально-концептуальные отличия естественнонаучной и гуманитарной онтологических картин психического;

выявлены и проанализированы эпистемологические различия в определении предмета психологии между естественнонаучной и гуманитарной парадигмами психологии;

предложена и обоснована авторская семантическая модель способов понимания предмета общей психологии, в которой впервые в научную терминологию вводятся понятия «онтического», «онтологического» и «эпистемологического» предметов психологии как средств философско-методологического анализа проблемы предмета психологической теории;

впервые сопоставлены концепции предметности психологии в контексте классического, неклассического и постнеклассического типов рациональности, что позволило определить потенциальную логику развития проблемы предмета психологии.

выявлены логико-методологические основания способов движения к единству предмета психологии в контексте проблемы общей психологии.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что выводы и положения работы могут способствовать более углубленному пониманию, как самой сути проблемы предмета психологии, так и возможных путей дальнейшего развития психологической науки, а также могут быть использованы как теоретические и методологические ориентиры для преодоления кризисного состояния психологии на современном этапе ее развития. Как представляется, полученный опыт философско-методологической проблематизации предмета психологии позволяет прояснить специфику психологической науки и обогатить современную философию и методологию науки новым вариабельным содержанием.

Практическая значимость исследования состоит в том, что материал работы может быть использован в рамках преподавания дисциплин «Онтология и теория познания», «Философия и методология науки», а также может стать основой для разработки спецкурсов по философским и методологическим проблемам психологии.

Положения, выносимые на защиту:

Основы статистики. Анатолий Карпов. Институт биоинформатики. Часть 1

Категория: Философия | Просмотров: 55 | Добавил: haka213557 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar