MENU
Главная » 2017 » Июль » 25 » Проблема легитимности политической власти в истории и теории политической науки
19:53
Проблема легитимности политической власти в истории и теории политической науки

Проблема легитимности политической власти в истории и теории политической науки Куринов Сергей Александрович

Диссертация - 480 руб. доставка 10 минут . круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - 240 руб. доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Легитимность политической власти в истории политической мысли: становление проблемы 20

1. Проблема законности власти в истории политической мысли: от Античности до Возрождения 21

2. Категория легитимности политической власти в теории общественного договора 38

Глава 2. Классическая трактовка концепции легитимности в творчестве М. Вебера и ее последующие интерпретации 52

1. Категория легитимности политической власти и ее типология в творчестве М. Вебера 52

2. Развитие типологии легитимности политической власти М. Вебера в современной политической науке 67

Глава 3. Природа легитимного: постановка проблемы в условиях современного политического пространства 91

1. Определение специфики политической власти и возможности развития концепции легитимности 91

2. Специфика легитимности политической власти в условиях современной политики 101

3. Особенности легитимности политической власти в современной России 127

Заключение 138

Список использованных источников и литературы 144

Введение к работе

Актуальность темы исследования.

На настоящий момент Россия переживает этап переходного политического процесса и вызванного им политического кризиса, который проявляется в дисфункции современных политических институтов. Происходит их формализация, когда наравне с разработкой формальной основы их деятельности и создания структур, соответствующих данным институтам, нарастают тенденции отчуждения по отношению к ним. Современные демократические политические институты, функционирование и деятельность которых в гражданском обществе, в том числе, является и проявлением политической власти, воспринимаются как чужеродный элемент в российском политическом пространстве, что вызвано не только их несоответствием определенным параметрам российского менталитета, но и, как следствие, недостаточным уровнем легитимности.

Это выводит на первый план проблему легитимности политической власти, которая приобретает дополнительное значение также в связи со спецификой переходного процесса современной России. Хотя на первый взгляд, бурный период перемен уже завершен, необходимо констатировать, что именно на данном этапе происходят глубинные процессы, результатом которых может явиться дальнейшая трансформация российской политической системы. Это связано с проходом через точку бифуркации, то есть момент временной и пространственной прерывности поля политики, для которого характерна идея будущего как иного 1. являющегося результатом заранее не запрограммированного «ответа». Причем характер этого «ответа» не означает экстраполяции тенденций существовавшей ранее политической системы в будущее, но именно выступает как политическое

4 творчество, создающее «иное», отличное. Следовательно, происходит качественное изменение самой стратегии политического развития. Если на первом этапе реформаторская элита, провозглашая демократизацию государства, создает «вызов», то на настоящем этапе, «ответ», скорее всего, последует со стороны гражданского общества. И в этом контексте, проблема легитимности политической власти, как, в самом широком смысле, самооправдание власти перед управляемыми и одновременно признание управляемыми права управления, добровольное подчинение, приобретает особенную актуальность.

При этом, поскольку фиксируется ситуация практически полного отсутствия разработанной стратегии политического развития, будущие черты политической системы могут рассматриваться только как иное. Это предполагает разработку различных сценариев политического развития, определение которых связано с констатацией базовых принципов и системы ценностей современной политической системы Российской Федерации. Подобного рода задача, естественно, обусловливает и новые принципы формирования политической власти, основы которой и принципы функционирования становятся предметом торга акторов политики. В этом контексте, представленная тема, а именно легитимность политической власти, выступает не просто как теоретическая проблема, но как сущностная составляющая политической действительности. Это определяется, в первую очередь, необходимостью выработки механизма «проговаривания» политической власти, ее позиционирования по отношению к управляемым, в роли которых нами понимается прежде всего гражданское общество или, в отдельных ситуациях, граждане, как базовые акторы политического пространства, воспроизводящие в своих ежедневных практиках его структуру. Также разработка подобного механизма позволит определить 1 Подробнее см. Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование - М. - 2001

5 границы, в которых становится возможным принятие действий и решений политической власти как законных и допустимых основной массой населения.

Проблема легитимности политической власти в современной России, как представляется, приобретает особую значимость, учитывая, что если легитимации нового государственного устройства уделяется значительное внимание, причем акцент делается на юридическое обоснование, то проблемы политической власти практически не являются продуктом рассмотрения ни научного сообщества, ни гражданского общества.

Проблема легитимности политической власти в истории и теории политической науки

Вместе с тем, успешное завершение преобразований в современной России предполагает политическую мобилизацию населения. Это, в свою очередь, означает не только конструирование пространства политической власти с институциональной точки зрения, что, по сути, происходит в настоящий момент, но и организацию взаимодействия, участие в котором позволяет решать проблемы общественно-политического развития.

Категория легитимности позволяет проанализировать сами начала политической власти, выступая механизмом оправдания и объективации политической власти, переведения ее из потенциально возможной в реально действующую. Таким образом, еще более интенсифицируется значение указанной темы.

Дополнительную актуальность диссертационное исследование приобретает в условиях достаточно частого использования самого термина без какого бы то ни было серьезного анализа его сущности. С одной стороны, сам термин становится частью общественно-политического лексикона, также как и научной терминологии. Практически ежедневно мы воспринимаем его как составную часть дискурсивной игры, в которой он используется не только акторами, обладающими функцией «номинации», как, например, СМИ, определяющими «легитимный» или «нелегитимный» характер того или иного политического процесса или феномена, но и базовыми акторами - гражданами в их самопозиционировании по отношению к политической системе. С другой стороны, его использование не обеспечивается необходимым осознанием, а уж тем более пересмотром и уточнением самой категории.

В то же время развитие политического знания и конструирование нового политического пространства в условиях общества эпохи постмодерна предполагает пересмотр и основных политологических категорий, в том числе легитимности. В первую очередь, это обусловлено трансформацией самой политической реальности, когда логика традиционных институтов политики истощается, подвергаются изменениям базовые принципы их функционирования. Причем, речь здесь идет не о кризисе политической системы России или какого-либо иного государства, но именно о кризисе политики как феномена. В связи с этим спор, об основах ее осуществления и принципах организации, то есть спор о легитимности политической власти, становится не столько теоретической проблемой, сколько приобретает характер проблемы обоснования политического бытия актора политики, смысла существования в политическом пространстве.

Таким образом, актуальность темы также обусловлена не только развитием категориального аппарата современной политической науки, следствием чего является уточнение категории легитимности, но и изменениями политической власти как феномена.

Научная разработанность темы исследования.

7 Первоначальная постановка проблемы легитимности политической власти связана с классической концепцией М. Вебера, который вводит сам термин в политическую науку и является автором, фактически, первой типологии легитимности политической власти 1. Однако предпосылки становления проблемы легитимности политической власти наблюдаются и на более ранних этапах развития политической мысли. В древневосточной философии акцентируется проблема традиции как основы применения власти и признания ее законности со стороны управляемых 2 .

В иной интерпретации, поднимается эта проблема и в древнегреческой философии. Здесь происходит выделение двух тенденций. Во-первых, платоновской, анализирующей проблему легитимности политической власти с точки зрения ее носителя, в качестве которого он рассматривает философа. Поскольку политическая власть здесь рассматривается как искусство особого рода, то легитимность ее также определяется с точки зрения следования идее справедливости, как гармоничного соотношения элементов целого 3. Эта традиция приводит к становлению технократической и идеологической модели легитимности политической власти 4. Во-вторых, аристотелевской, рассматривающей политику как со-общение свободных и равных граждан ради достижения ими благой жизни. Следовательно, ' М. Вебер Политика как призвание и профессия // Избранное - М. Проспект - 1990; Вебер М. Типы легитимного порядка: условность и право // Избранные произведения - М. Прогресс - 1990 - 738 с; Weber М. Basic concepts in sociology. Translated and with introduction by H.P. Sacher - N.Y. Citadel press - 1962; Weber M. Power, domination and legitimacy // Power in modern societies / ed. By Marvin E. Olsen and Martin N. Marger -Oxford: Westview press - 1947; Weber M. the theory of social and economic organization -N.Y. Oxford university press -1947 2 Конфуций Уроки мудрости - M. - 1999; Лао Цзы Дао де Цзин - М. Азбука - 1998

Платон Диалоги - Харьков: Фолио - 1999 - 383 с; Платон. Государство // Платон. Соч. в 3-х т.т. - М. Мысль - 1971 - т. 3 - 4-1 - С. 89-459; Платон Сочинения в 3-х т.т. - М. Мысль - 1971 - т.З // - Политик. - с. 10-82; - Законы - с. 83-469 4 О технократической и идеологической легитмности см. Бенетон Ф. Введение в политическую науку - М. изд-во Весь мир - 2002, Дэнкен Ж.-М. (Denquin Jean-Marie) Политическая наука - М. - 1993, Шабо Ж.Л. Государственная власть: концептуальные пределы и порядок осуществления // Полис. 1993. № 3. С. 155 — 164

Проблема законности власти в истории политической мысли: от Античности до Возрождения

Проблема законности власти присутствует на протяжении всей истории политической мысли. Изначально не ставится вопрос о легитимности власти, то есть проблеме признания власти законной, также как и права на осуществление власти со стороны управляемых, поскольку она выступает как объективированный феномен, не зависящий напрямую от воли людей. Когда мы говорим о наследии древней мысли, идет ли речь о древнекитайской философии или творениях древнегреческих мыслителей (в данном контексте, как представляется, существуют определенные основания для проведения параллели между ними) власть рассматривается во многом как особого рода энергия, которая носит естественный или божественный характер. Власть как таковая (на этом этапе еще не происходит выделения политической и государственной власти как отдельных форм властных отношений), не воспринимается как продукт человеческих отношений.

Власть в древнекитайской традиции - не основной фактор, структурирующий пространство политического. Эту функцию приобретает традиция, играющая ключевое значение в патриархально-патерналистской модели государства, которая рассматривается в качестве идеальной китайскими мыслителями. Государство в этой традиции носит жестко централизованный характер, в связи с чем особую актуальность приобретает проблема организации верховной власти и ее легитимности, или ответ на два ключевых вопроса:

- Кто правит? И здесь приоритет отдается императорской власти, которая рассматривается как прямая экстраполяция модели отношений внутри семьи на структуру государственного устройства, когда правитель уподоблялся главе семьи, и отношение подданного к нему должно было быть таким же как отношение сына к отцу. А разве может даже ставиться проблема легитимности власти отца? Таким образом, сама модель государства в древнем Китае, которая являлась не только плодом теоретиков, но представляла собой именно живую реальность, частью которой являлись сами древнекитайские мыслители, отрицала возможность легитимности политической власти как согласия на управление со стороны подданных. Подданные в этом государстве рассматривались как объект властного воздействия, полностью исключенный из пространства политического. Поэтому задача правителя приобретала несколько иной «/характер: не соответствовать ожиданиям подданных, а соответствовать самому ритуалу управления и соответствия самой власти. Именно поэтому, вероятно, предлагаемая типология правителей звучит именно таким образом: «Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те правители, которые требуют от народа его любить и возвышать. Еще хуже те правители, которых народ боится, и хуже всех те правители, которых народ презирает»1. Что значит правитель, о котором известно лишь то, что он существует? Это правитель идеально воплощающий ритуальную модель государство, вследствие чего все идет своим чередом, согласно раз и навсегда заведенному порядку.

Следовательно, власть осуществляется по принципу недеяния, то есть легитимность ее связывается не с конкретными действиями власти, что характерно для европейской политической мысли, а с источником самой власти: «Дао постоянно осуществляет недеяние, однако нет ничего такого, что бы оно не делало. Если знать и государи будут его соблюдать, то все существа будут изменяться сами собой. Если те, которые изменяются, захотят действовать, то я буду подавлять их при помощи простого бытия, не обладающего именем. Отсутствие желания приносит покой, и тогда порядок в стране сам собой установится»2.

Более того, при следовании подобной установке со стороны правителя, сама необходимость в легитимации со стороны управляемых снимается и становится просто невозможной: «Поэтому, управляя [страной], совершенномудрый делает сердца [подданных] пустыми, а желудки полными. [Его управление] ослабляет их волю и укрепляет их кости. Он постоянно стремится к тому, чтобы у народа не было знаний и страстей, а имеющие знания нем смели бы действовать. Осуществление недеяния всегда приносит спокойствие»3.

- Второй вопрос состоит в том, по какому праву или на чем основана именно такая модель власти? Ответ на него и является тем вариантом проблемы легитимности политической власти, который характерен для древнекитайской мысли. При этом, акцент делается на два момента: божественный характер власти и ее опора на традицию.

Развитие типологии легитимности политической власти М. Вебера в современной политической науке

Таким образом, легитимность политической власти не ограничивается ее тремя ставшими классическими типами. В современной политологии выделяются и другие типы легитимности. Один из них - идеологическая легитимность. Она опирается на ценности и принципы, на которые ссылается власть. Ценности и принципы, образующие легитимизирующую идеологию, и вытекающие из них цели служат моральным основанием оценки власти. Убеждения в правильности данных ценностей и принципов, а также вера, что власть есть их воплощение, составляют главный источник социальной поддержки. В результате члены политической системы признают моральное право власти на управление, а также одобряют ее действия и политику. Идеология обосновывает соответствие власти интересам народа, нации или класса. В зависимости от того, к кому апеллирует и обращается идеология, идеологическая легитимность может быть классовой и националистической!.

Помимо указанных форм легитимности политической власти ряд ученых выделяют и другие, придавая легитимности более универсальный и динамичный характер. Так, английский исследователь Д. Хелд наряду с уже известными нам типами легитимности предлагает говорить о таких ее видах, как:

- «согласие под угрозой насилия», когда люди поддерживают власть, опасаясь угроз с ее стороны вплоть до угрозы их безопасности и даже жизни;

- легитимность, основанная на апатии населения, свидетельствующей о его безразличии к сложившемуся стилю и формам правления, когда согласие проявляется в отсутствии желания протестовать. Подобного рода легитимность является, по своей сути, отражением нарастания в обществе тенденций отчуждения;

- прагматическая (инструментальная) поддержка, при которой оказываемое властям доверие осуществляется в обмен на данные ею обещания тех или иных социальных благ. Наиболее тесно связана с категорией эффективности власти, поскольку в случае, если власть не способна реализовать данные обещания, она очень быстро теряет поддержку, эта легитимность, которая представляет собой своего рода сделку между управляемыми и управляющими и может возникнуть только в условиях развитого политического рынка;

- нормативная поддержка, предполагающая совпадение политических принципов, разделяемых населением и властью;

- и, наконец, высшая нормативная поддержка, означающая полное совпадение такого рода принципов1.

Ю.Хабермас выделяет три типа легитимации, существующих в истории: догматический, процедурный и перспективно-революционный. Первый тип легитимации соответствует ранним традиционным культурам, в которых власть легитимизировалась посредством мифов, описывающих ее происхождение. С развитием традиционных культур функцию легитимации выполняли космологически ориентированные этика, религия, философия, которые апеллировали к великим отцам-основателям: Конфуцию, Сократу, Иисусу. Повествование замещается ссылками на определенные

71 политические догматы и определенные авторитеты. При втором типе легитимации происходит замещение, как это имеет место у Канта или у Руссо, субстанциональных основ формальными принципами или формальными условиями легитимации. Именно в теории общественного договора указывается на процедуры и формальные условия, как на легитимную основу власти.

Проблема легитимности политической власти в истории и теории политической науки

С точки зрения исследуемой проблематики интерес представляет и третий тип легитимации власти перспективно-революционный. Данный тип легитимации преимущественно имеет место тогда, когда происходят радикальные изменения в общественно-экономической, социальной сферах.

По отношению к власти первые два типа легитимации - процедурный и догматический - являются внешними, так как при этом власть представляет собой контрольную инстанцию, которая имеет легитимную силу благодаря аргументации или процедурам. При перспективно-революционном типе легитимации нарушение каких-либо принципов или формальных требований не может быть причиной потери легитимности. Поэтому эта власть может совершать любые действия. Она может произвольным образом организоваться и организовывать общественную жизнь. Единственным императивом, которым руководствуется центральная власть, является удержание самой власти. По прагматическим соображениям власть может апеллировать к существующим представлениям о всеобщем благе и способах его достижения. Однако эти представления не имеют решающего значения в принятии решения. Поскольку эти представления продукт непреодоленного прошлого, постольку они не могут служить революционным целям. Легитимация этого типа в отношении подданных носит тактический характер. Это выражается в несоответствии притязаний с реальными способами и .возможностями их удовлетворения. Так, провозглашение в период З.Гамсахурдиа курса на высокий уровень государственности и благосостояния, хотя и кратковременно, но было легитимным, несмотря на невключенность в процесс выработки и принятия решений экономических, геополитических, национально-этнических факторов.

Определение специфики политической власти и возможности развития концепции легитимности

Проблема власти является «вечным вопросом», присутствующим на протяжении всего развития политической мысли. Изначально выделяются различные трактовки власти, однако предметом нашего рассмотрения является анализ, прежде всего, специфики политической власти как феномена. Поэтому постараемся выделить две основные тенденции в рассмотрении категории власти, выступающие своего рода системой координат, в которой можно обозначить все существующие концепции власти. Во-первых, продолжение дихотомии аристотелевской и платоновской традиции. Если в творчестве Платона власть рассматривается как сила, основанная на специфическом знании - знании правления. Аристотель же характеризует власть как свойство (принадлежность) любой системы1.

Проблема легитимности политической власти в истории и теории политической науки

Во-вторых, власть может быть представлена как субъектно-объектное взаимодействие или субъектно-субъектное. Если в первом случае речь идет о власти как разновидности асриметричнои коммуникации, то во втором -власть предстает совокупный продукт взаимодействия политических акторов2.

Среди различных определений власти в качестве рабочего можно взять определение, предлагаемое Ахиезером А.С. которое в рамках данной темы представляется наиболее адекватным. По его мнению, власть - это специализированная форма деятельности (а также аспект многих других форм деятельности), направленная на организацию воспроизводства интеграции общества, прежде всего, через поддержание, укрепление организационных связей, через соединение части и целого. Власть, воплощаемая в разных культурных формах (в преклонении тотему, харизматическому вождю, в партиципации, в личной ответственности за целое и т.д.), осуществляется в процессе преодоления дуальной оппозиции между полным подчинением общества авторитаризму, возможно, в его крайних формах и максимально развитой высокой ответственностью личности, ее способностью принимать решения за целое.

В принципе сила и возможности Власти содержатся не в ней самой, а в возможности решить медиационную задачу, то есть в способности постоянно быть "своей" для массового сознания, совершать поступки, которые от нее ожидают (или убедить массы посредством идеологического манипулирования, что Власть - именно то, за что ее принимают) и одновременно обеспечивать интеграцию общества 1.

Однако возникает вопрос, в чем состоит специфичность политической власти, является ли она особой формой властных отношений?

Ряд исследователей предлагают рассматривать власть как исключительно политический феномен, представляющий собой саму суть политики. И, следовательно, власть уже по своей природе является политической, следовательно, определение ее как «политической власти» является тавтологией, все равно, что «масло масленое». В частности, эта точка зрения характерна для творчества Д. Истона2.

Однако, на наш взгляд, более корректным является подход, согласно которому власть как таковая пронизывает все формы человеческих взаимоотношений, а политическая власть представляет собой ее специфическую разновидность. И выяснение специфики политической власти напрямую связано с анализом политического.

Политическая сфера не имеет четких границ, однако это не означает, что политика охватывает все виды человеческих взаимодействий и событий, что обосновывает подход к изучению политики через категорию власти. Однако, «. концептуализация политики через власть. делает понятие власти очень широким по своему содержанию и, следовательно, аморфным»3. Следовательно, более плодотворным в данном случае подходом яляется концептуализация власти через политику. Тем самым, трактовка политического обусловливает и трактовку власти.

Особенности легитимности политической власти в современной России

В наше время большое количество государств переживает кризис легитимности. Россия также не является исключением. Кризис легитимности проявляется здесь в форме политической нестабильности, острой борьбе за власть, государственных переворотов. А неспособность правящей политической элиты вывести страну из кризиса подрывает доверие населения к рационально-правовым способам легитимности.

Известно, что легитимность не дана никакой власти навсегда. Власть должна постоянно ее подтверждать и укреплять1, поскольку одной из главных черт политических процессов является устойчивая тенденция к их делегитимизации. Легитимизация и делегитимизация - две стороны одного и того же политического процесса, постоянный элемент любых политических организмов.

Главной причиной кризиса легитимности любой политической власти является ее неспособность поддержания элементарного социального и политического порядка, нарушение политической элитой принципов социальной справедливости, падение уровня материального благосостояния общества. Еще одним источником делегитимизации выступает противоречие между провозглашаемой идеей демократии и реальной социально-политической практикой. В этом случае власть отчуждается от народа, нарушает его политические права и свободы. Делегитимизации политической власти способствует противоречие между стремлением к провозглашенному равенству и интересами рыночных отношений. Обнищание одних и обогащение других вызывает резкое недоверие масс к режиму.

Другие источники делегитимизации политической власти вытекают из чрезвычайно разнородных тенденций. Причинами недоверия могут быть явные манипуляции общественным сознанием, пренебрежение интересами больших социальных групп, коррупция в государственном аппарате, бюрократизация государственной и общественной жизни, культивирование индивидуализма и насилия, отказ от моральных принципов, ранее сплачивавших общество и так далее.

Проблемы, обозначенные выше, экстраполируются и на российское политическое пространство, однако в условиях российской действительности мы сталкиваемся с ситуацией полиэтничного государства.

В условиях же полиэтничного государства легитимность политической власти приобретает дополнительное измерение. Легитимность власти в системе "центр-периферия" формируется в специфических условиях огромного разнообразия национальных, этнических региональных и других интересов. Это создает трудности для становления признаваемых большинством систем ценностей, а также осуществления властных функций посредством демократических методов и способов. В этом контексте легитимность политической власти выступает как фактор, помогающий снять политическую напряженность между различными группами, консолидировать конфликтующие группы и сохранить стабильность в государстве.

Модели легитимации политической власти в системе "центр-периферия" позволяют интерпретировать власть центра не как насильственное подчинение, истребление, ассимиляцию. Речь идет о способности вбирать качества всеобщего авторитета, лидера в процессе преобразования полиэтничного общества. Политическая власть в системе многонационального государства не может быть легитимной, если она не исходит из реальных процессов в жизни конкретных этносов, их сознания, психологии, ценностных ориентации, испытывающих или не испытывающих притяжения со стороны иных систем, иных центров, а также из адаптационных возможностей этносов к формационным изменениям. Единство и целостность многоэтничного государства с высокой степенью социокультурных различий может быть стабильным и прочным, если оно основано на комплексе убеждений, верований, идеологий, соотносящихся с ценностными ориентациями, интересами, установками и формами мышления этносов, образующих данное государство. Если политическая власть "центра" существует в отрыве от указанных факторов, влияющих на ее признание, то легитимация все больше принимает форму насилия1.

Похожие диссертации на Проблема легитимности политической власти в истории и теории политической науки

История экономической мысли (Coursera / ВШЭ)

Категория: Философия | Просмотров: 49 | Добавил: haka213557 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar