MENU
Главная » 2016 » Октябрь » 24 » Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве (Теоретические основы)
23:00
Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве (Теоретические основы)

Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве (Теоретические основы) Пучков Олег Александрович

Диссертация - 480 руб. доставка 10 минут . круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - 240 руб. доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Содержание к диссертации

Введение

Часть 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ 28

Глава 1. Юридическая антропология как новое научное направление в правоведении 28

1. Юридическая наука и ее современное состояние 29

2. Развитие юридической науки и проблема формирования антропологического знания

3. Функции антропологического знания в юридической науке 71

4. Структура юридической антропологии и строение ее предмета 98

5. Отношение юридической антропологии к другим наукам 117

1. Гносеологические принципы юридической антропологии 130

Пучков О.А. Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве

2. Формирование основных понятий и познавательных парадигм 148

Глава 3. Из истории развития юридико-антропологических идей 187

Часть 2. ПОНЯТИЕ СВОБОДЫ КАК ОТРАЖЕНИЕ СПЕЦИФИКИ ЮРИДИКО-АНТРОПЛОГИЧЕ- СКОГО ЗНАНИЯ 244

Глава 4. Свобода - связующее звено философии, правоведения и юридической антропологии 245

1. Понятие свободы

2. Право и иные ограничения свободы человека: юридико-антропологический анализ 266

Глава 5. Бытие человека в мире и плюрализм

правовых культур 287

Часть 3. ЮРИДИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ НАУКИ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ 308

Глава 6. Теория государства и права и юридическая антрополо гия: обогащение концепций 311

1. Человек и государство: к новому типу отношений 317

2. Права и обязанности в контексте юридико-антропо-логического анализа отношений человека и государства 330

3. Теория государства и права и юридическая антропология в исследовании правовой деятельности человека: методологические подходы 346

Часть 4. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВА 353

Глава 7. Реформирование правоведения и юридическая антропология 355

1. Роль антропологического знания в оценке правовых теорий 355

2. Альтернатива формально-юридическому подходу к вопросам права 373

Глава 8. Проблемы осуществления правовой реформы в России и задачи юридической антропологии 3 84

1. Проектирование правовой реформы: методологические аспекты 385

2. Антропологическая проекция правовой реформы: гражданское общество, экономика, право

3. Человек - центральное звено правового регулирования 427

Глава 9. Методы юридико-антропологического анализа законо дательства и законопроектов как научная и практиче ская проблема 447

Пучков О.А. Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 465

Приложение 1. Положение о порядке проведения антропологиче ской экспертизы нормативных актов в Свердловской области 472

ЛИТЕРАТУРА 481-502

Введение к работе

Актуальность темы и задачи исследования. В начале XXI века современная теория государства и права переживает этапный момент своего развития. Идет интенсивное осмысление накопленного теоретического багажа, формулируются новые идеи и взгляды, происходит поворот науки в сторону различных областей человеческой деятельности. В этом контексте задача всестороннего анализа и рефлексии результатов развития отечественной науки права становится все более актуальной. Мировая цивилизация вступила в третье тысячелетие, и это выдвигает не только сугубо рациональные критерии содержания научных результатов, но и особые, прежде находящиеся на периферии верификационных методов, морально-этические и гуманистические критерии оценки пройденного пути.

Следование России генеральной линии общемирового социального развития - линии на утверждение социального мира, правового государства и свободы - не кажется простым. Социальные реформы последних лет радикальным образом изменили облик России, ее социальную и культурную жизнь. Это подтолкнуло ученых-юристов активно заняться объективным анализом научных оснований юриспруденции, выдвижением новых юридических идей и парадигм. Обществу переходного типа (каковым и является Россия), как отмечает О.Е. Кутафин, особенно важно найти точные ориентиры для развития отечественной юридической науки 1 .

Настоящую диссертацию можно трактовать как попытку «расширить» привычные рамки предмета теории государства и права. Автор, следуя

1 См. Кутафин О.Е. Выступление на научн. - практ. конф. "Место теории государства и права, философии права и истории политических учений в системе высшего юридического образования // Государство и право. 2000. № 12. С. 99.

своєму замыслу, попытался инкорпорировать в правовую науку (и по -возможности - в юридическую практику) проблему человека в правовой системе. Для решения этой исследовательской задачи потребовалось: а) доказать, что современное отечественное правоведение пока не изучает те аспекты физической и душевной организации человека, которые определяют его поведение в сфере права; б) продемонстрировать методологический инструментарий научного направления, способного это изучение инициировать; в) доказать, что юридическая антропология должна исследовать не только правовые формы традиционных обществ, что менее актуально для сегодняшней России, но и (прежде всего), сформировав свой собственный предмет научного познания, способна заняться научным анализом бытия человека в правовой действительности.

Решение указанных научных задач потребовало преодоления успевших сложиться представлений о юридической антропологии как науке, способной лишь к непосредственному наблюдению, синхроническому анализу юридических и социальных институтов «нецивилизованных», архаичных или древних обществ. По нашему мнению, юридическая антропология не должна замыкаться только на конкретных юридико-антропологических исследованиях правовых систем различных обществ, этносов, народов. Предмет юридической антропологии гораздо богаче, нежели его себе представляют адепты молодого научного направления 2. В их интерпретации юридическая антропология - это и по методам научного

Пучков О.А. Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве

2 См. Карбонъе Ж. Юридическая социология. М. 1986; Рулон Н. Юридическая антропология. М. 1999; Венгеров А.Б. Значение археологии и этнографии для юридической науки// Сов. государство и право. 1983. № 3; Венгеров А.Б. Куббелъ Л.Е. Першиц Л.Н. Этнография и науки о государстве и праве // Вести. АН СССР. 1984. № 10 и др.

исследования, и по его предмету - плоть от плоти юридическая этнография, т.е. наука, изучающая правовой образ жизни разных народов земного шара. С этим согласиться никак нельзя, ибо юридическая антропология полиструктурна. Это означает, что в русле науки без особого труда можно вычленить отдельные части. На сегодаяшний момент можно обнаружить, что структура указанного научного направления такова, что явно или латентно проявляют себя следующие «генеральные» направления: I) теория юридической антропологии (которая, как будет показано в дальнейшем, развивается на стыке философских наук, социологической науки и теоретико-правовой науки); 2) юридическая антропология современного общества (современных правовых систем); 3) юридическая антропология традиционных обществ (юридическая этнография).

В широком смысле речь может идти о формировании антропологической парадигмы в отечественной юриспруденции, об антропоцентризме юридических знаний.

Настоящая работа целиком выдержана в русле первых двух направлений. И это закономерно, так как автор в силу профессиональной ментальносте и навыков мышления типичного для теоретика государства и права стремился на фоне «зияющих вершин» (А.А. Зиновьев) отечественной юридической антропологии изначально определиться с исходными теоретическим положениями (методологическими предпосылками) новой науки. Современная наука права способна не всегда урегулировать поведение и деятельность человека адекватно его природе. Законы порой не учитывают низкой правовой культуры российского народа, «нигилизм» его правосознания. В связи с этим, все отчетливее ощущается необходимость в обновлении исходных познавательных юридических парадигм. Возможно пришло время интенсивной гуманизации нашей правовой системы. Теоретически это достигается тем, что в предметное поле юридической науки интегрируется человек. Поступая таким образом, мы неизбежно

«морализируем» нашу правовую науку и юридическую практику, но возможно именно в этом и нуждается сейчас отечественная юриспруденция.

Разработку более тонких подходов к человеку требует современная юридическая практика. Не случайно, в резолюции XXIУ конференции министров юстиции стран - членов Совета Европы, проходившей в Москве 2-5 октября 2001 года, была отмечена необходимость новых подходов в борьбе с преступностью и терроризмом. В частности, признано необходимым пересмотреть существующие международные документы и внутренние законодательства таким образом, чтобы повсеместно упростить идентификацию лиц, включая использование их генетических карт (ДНК)". Это свидетельствует о более широком применении антропологических данных в практической борьбе с преступностью.

Бытие человека в мире права - вот что выступает надежным показателем цивилизованности российской правовой системы. Обосновать новую парадигму правовой науки по силам только такой методологии, которая, с одной стороны, не противостоит зарекомендовавшим себя идеям, проверенных опытом поколений, а с другой стороны, стремится формировать новые познавательные инструменты и теоретические положения. Представленная в работе система юридико-антропологических идей и категорий не только не отрицает существующий "понятийный ряд" правоведения, сколько его дополняет и уточняет. Так, автор исходит из примата существования конкретного человека над его абстрактной сущностью. Для правоведа этот тезис означает необходимость видеть человека во всем многообразии его социокультурных связей, требует признать человека как пленника собственной жизненной ситуации, в которой тот не всегда способен руководствоваться нормами права. Такой подход позволит объяснить сложные проблемы многих юридических наук: например, виктимологи

3 См. Борьба на генетическом уровне // Известия. 2001 г. 6 октября.

получают ключ к разгадке провоцирующего поведения жертвы преступления, криминологи - объяснение безмотивных и ситуативных преступлений и т.д.

Мотивы обоснования юридической антропологии как некоей методологии потребовали от автора пренебречь некоторыми напрашивающимися поворотами темы исследования (например, связанных с выяснением значения для правового регулирования этнических процессов, пережитков родовых обычаев и др. 4 ). С помощью разработанного инструментария юридической антропологии проанализированы некоторые проблемы отечественной правовой системы.

По ходу нашего исследования можно убедиться, что изложенный ниже текст образует некую «общую часть» юридической антропологии. И действительно, изначально требуется убедиться в обоснованности появления нового теоретико-правового ракурса рассмотрения правовых феноменов; важно также четко очертить «свое» предметное поле, не впадая в излишнюю конкуренцию со всеми возможными ракурсами проблематики. Значимо, также, на наш взгляд, попытаться применить новую методологию антропологического анализа к современному российскому праву.

Развитие юридической антропологии не является результатом исключительно кабинетной работы, абстрактным плодом теоретических изысканий. Непосредственным импульсом к закладыванию основ юридической антропологии послужили те реальные проблемы, которые испытывает наша юридическая наука и практика. Обе они стремятся решить встающие повседневные проблемы с помощью традиционных юридических средств и инструментов, и потому реализовать свое истинное

Указанное направление развивается другими авторами. См. например: Думанов Х.М. Перишц А. И. Мононорматика и начальное право// Государство и право. 2001. № 9. С. 85-91.

предназначение им в таких условиях будет не просто. Возможно, настоящая работа представляет собой попытку наметить основы новых научных и эмпирических подходов.

В настоящей работе право рассматривается как неотъемлемая сторона жизни человека, наделенного неотъемлемыми природными свойствами и качествами. Эти качества влияют на содержание права, делают его более человечным и гуманным. Например, Кодекс законов о труде РСФСР в ст. 77 содержит запрет на понижение размеров оплаты труда работника в зависимости от пола. Пол человека, в данном случае, и есть тот антропологический фактор, требующий особого учета законодателя. Это, как представляется, один из актуальных аспектов современного правоведения.

Однако, наряду с анализом ныне существующих политико-правовых феноменов, связанных с человеком, в юридико-антропологических исследованиях могут иметь место и такие исследовательские предметы, как догосударственные отношения и формы правового влияния, а также биологические, природные аспекты права (связанные, например, с клонированием человека, правовыми проблемами геронтологии, правовыми последствиями патологической утраты человеком неотъемлемых свойств человека и др.); правовые явления и институты у этнических сообществ (в особенности в примитивных обществах и обществах с племенным строем), становление правового регулирования, происхождения права на основе этнографического материала, связанного с функционированием «раннего» права, «предправа» в предгосударственных образованиях.

Предметное поле юридической антропологии велико. Поэтому, повторим, чтобы избежать возможных упреков в поверхностности изложения проблемы, в настоящей работе реализован один из многих возможных подходов постановки, развертывания и анализа проблемы. Связан он лишь с

юридико-антропологическим анализом 5 проблем современного правоведения и права. Это само по себе труднейшая задача, решить которую под силу коллективу ученых. Поэтому автор усматривает свою цель в описании и, по возможности, в прояснении тех проблем, которые с наибольшей остротой встают перед наукой права и современным правовым развитием России. В силу этого от подробного анализа многих других важных аспектов, направлений и сторон, связанных, например, с доправовыми и раннеправо-выми нормативными регуляторами, сугубо этнографическими проблемами права, пришлось отказаться даже в постановочном ключе. Сделано это для концентрации познавательных усилий в интересах сегодняшней социально-правовой практики.

Предпринимаемое нами обоснование структуры юридико-

антропологического знания позволяет трактовать его как такой идеальный объект, который подразумевает следующее: во-первых, теоретическое обоснование юридической антропологии и описание методов юридико-антропологического исследования; во-вторых, научные исследования, имеющие своим продуктом данные о правовых аспектах бытия человека в современных правовых системах, в национальных, этнических и культурных общностях; в-третьих, историко-этнографические исследования, имеющие своим продуктом описания меняющихся в результате эволюции норм деятельности человека, описания нормативных аспектов традиционных и архаичных обществ, юридических отношений и конфликтов, а также

5 В широком смысле к юридико-антропологическому анализу мы относим приемы исследования правовой действительности, правовой науки и правовых текстов, связанных с использованием в качестве критерия интересов, ценностей и прав человека и его бытия (или, в понятиях философии - «сохранение идентичности человека»).

сравнительно-правовые исследования правовых систем прошлого и настоящего в разрезе их человеческого восприятия и существования.

В чем заключаются цели юридической антропологии как особой разновидности знания? Французский юрист-антрополог Н. Рулан считает, что современная юридическая антропология ставит перед собой цель «шаг за шагом изучить на материале различных правовых систем, каким образом единство и различие уживаются бок о бок в различных человеческих культурах, не исключая друг друга» 6. Думается, что такая трактовка целей юридической антропологии чрезмерно узка. Даже сам автор этого мнения в своей монографии выходит далеко за рамки сформулированной им научной цели. В его работе присутствует анализ обществ (древних и современных), оценки типов поведения человека в разных правовых ситуациях, трактовки «предправа» и «доправа», и, наконец, позиционируются современные мифы, ритуалы, имеющие правовые корни. Однако Н. Рулан ничего не говорит о главном участнике юридико-антропологических исследований - человеке. Именно его поведение, его мифы, ритуалы и правосознание, в конечном счете, и определяют содержательную пестроту новой дисциплины! Все это лишний раз доказывает, что нельзя сводить все богатство содержания юридической антропологии только лишь к этносоциальному праву и его производным.

Антропологический дискурс правовых исследований связан с тем, что изучается человек, который во многом руководствуется в своих поступках мотивами приспособления к внешней среде. Для этого он задействует привычки, рефлексы, защитные механизмы, которые образуют некое единство в личности человека. Человек свободный, находящийся в системе правоотношений, все-таки реализует тот инвариант своего поведения, который продиктован его собственными потребностями и ожиданиями. Это

6 Рулан Н. Юридическая антропология. М. 1999. С. 232.

обстоятельство предопределило стремление проанализировать главную социально-юридическую ценность человека - его свободу.

Несколько слов об этом повороте темы. Безусловно, ориентированность гражданина советского государства на свободу и личную независимость была подавлена террором (вначале), а позднее стеснялась через более тонкие каналы воздействия: через образование, средства массовой информации, партийные и комсомольские организации, контроль коллектива. Поэтому должно быть понятно, что позиции и ценностные ориентации, усваиваемые и навязываемые через эти социальные институты, были далеки от идеалов свободы.

Как можно убедиться, юридическая антропология аккумулирует и использует не только данные философии, психологии, физиологии, других наук о человеке, но она и генерирует собственное оригинальное знание. И действительно, философы стремятся определить, как изменяется человек, изменяется смысл его жизни, психологи анализируют то, как возникают различные виды поведения людей - индивидуальные и групповые. Юрист-антрополог должен выяснять, как эти различные виды поведения человека преломляются в праве. Например, для поведения человека типична такая его черта как агрессивность. По нашему мнению, это сугубо природная, биологическая черта человека. Юридическая антропология отвечает на вопрос о том, почему агрессивность сделалась атрибутом человека. Дело в том, что в эволюции агрессивность выполняет важную роль. Она адаптирует наследственно закрепленную поведенческую реакцию. Агрессивность есть проявление склонности каждой особи делить себе подобных на своих и чужих. Следовательно, признавая это, можно

объяснить, например, почему неискоренима склонность к правонарушениям против личности в человеческом обществе.

Важно подчеркнуть также следующий аспект. Настоящее исследование актуально, на наш взгляд, потому, что когда происходит обновление государственности России, необходимо сформировать некие теоретические идеи, сутью которых является интерпретация нового подхода к человеку как свободной личности, нуждающейся не только в абстрактном, но и порой в уникальном правовом регулировании. Эта уникальность должна заключаться в стремлении законодателя к таким юридическим решениям, которые учитывали бы не только социальность человека, креативность (т.е. обучаемость) человека, но и по содержанию были бы гуманными и соответствующими его естественной природе, внутреннему миру, способствовали бы формированию «внутреннего» правового порядка.

Однако человек живет в социуме, он подвержен внешней детерминации, он зависит от мотивов, которые навязывает ему среда. Признание этого факта требует от юридико-антропологического исследования особого внимания к социальному фону, окружающему человека - т.е. правовой среде, экономическому порядку и гражданскому обществу. Для юриста задача, связанная с рассмотрением этого комплекса проблем, означает необходимость анализа теории и практики правового реформирования в России. Этот процесс еще не завершен, поэтому теоретическое осмысление такого рода проблем сообщает изложенной ниже проблеме дополнительную актуальность.

Предлагаемая научная работа - это научное исследование, результаты которого направлены на обоснование юридической антропологии как нового направления юридической науки. Это диктуется новыми для России социальными, политическими и экономическими причинами.

Идеи, высказываемые в работе, рельефно высвечивают Homo Juridicus как феномен, будущее которого неразрывно связано свободой, правом и гуманизмом. Однако прежде чем говорить о победе этих идей в российском общественном сознании, важно повлиять на сознание юристов, создающих

не только основу права, но и способных существенно ограничить социальную и личную свободу. Именно поэтому наше исследование начинается с анализа современного состояния отечественного правоведения и обоснования юридической антропологии как одного из возможных ответов на вызовы времени.

Методологическая, информационная и эмпирическая основы исследования. Методологическую основу диссертации составляют принципы материалистической диалектики. Актуален в этой связи тезис К. Маркса, согласно которому "главный недостаток всего предшествующего материализма - включая и фейербаховский - заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме содержания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика". В силу сказанного, фундаментальные идеи, используемые в настоящем диссертационном исследовании, дополнялись данными философской антропологии, социальной антропологии и философии права. Привлечение познавательных средств указанных научных дисциплин вызвано тем обстоятельством, что специфика предмета юридической антропологии, формулируемая в виде: «право, свобода и закон как проблема человека», настоятельно потребовала обращения к таким средствам научного анализа, которые не являются типичными для правоведения. Речь идет о приоритете социально-антропологических, философско-антропологических, юридико-антропологических познавательных средств в трактовке и анализе правовой действительности. В связи с этим необходимо пояснить характер антропологического знания. Дело в том, что антропология - это философская концепция, которая сегодня переживает своеобразный ренессанс. В результате, представители многих гуманитарных наук признают понятие человека центральной мировоззрен-

7 Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К. Энгельс Ф. Соч. т. 3, с.1.

ческой категорией. Как следствие, основными парадигмами философской (социальной) антропологии, признаются: 1) тезис о человеке как венце природы, обладающем уникальными природными способностями, и в силу этого, проявляющего как биологические, грубые инстинкты, так и

осуществляющего возвышенную, утонченную деятельность (М. Шелер ); 2) тезис о человеке как деятельной сущности (А. Гелен 9 ), который действуя, создает определенную культуру и социальные институты (учреждения, законы, нормы), соответствующие жизненной среде человека и обеспечивающие определенность и предсказуемость человека; 3) тезис о человеке как свободном индивиде, ответственном за свой выбор и реализацию избранной линии поведения (Ж.П. Сартр 10 ). От поиска сущности вне человека (марксизм 11 ) к диагностике сущности человека как органичном единстве тела, души и культуры (А.Н. Бердяев, И.А. Ильин) - таков путь отечественной антропологической науки. Естественно, что юридическая наука не могла пройти мимо возможности использовать указанные отправные идеи в целях корректировки юридического мировоззрения. Однако прежде чем обратиться к обоснованию и демонстрации этих попыток, кратко отметим

Шелер М. Положение человека в Космосе // Проблема человека в западной философии. М. 1988; Scheler М. Von Ewigen im Menschen. Lpz.,1921.

9 Гелен А. О систематике антропологии II Проблема человека в западной

философии. М. 1988; Gehlen A. Anthropologische Forschung. Hamburg,1961.

10 Sartre J.-P. UExistentialisme est un Humanisme. Paris, 1946.

11 Заметим, что марксизм изначально являлся формой оппозиции антрополо

гическому знанию. Начав с критики антропологизма Л. Фейербаха,

марксизм так и не смог преодолеть свой подход, выразившийся в трактовке

осуществления человеком своих сущностных сил, подавляемых рыночными

отношениями и приводящих к отчуждению. (См. Маркс К. Тезисы о

Фейербахе // Маркс К. Энгельс Ф. Соч. т. 3).

тех авторов, чьи работы послужили главным теоретическим фундаментом настоящего труда.

Из области юриспруденции и философии права использовались идеи таких современных исследователей, как С.С. Алексеев, Н.Г. Александров, В.К. Бабаев, В.М. Баранов, Б.Т. Базылев, А.Г. Братко, В.И. Букреев, А.М. Васильев, А.В. Венедиктов, А.Б. Венгеров, Л.Д. Воеводин, Н.А. Власенко, Н.Н. Вопленко, В.И. Гойман, Ю.И. Гревцов, В.Е. Жеребкин, В.Б. Исаков, О.С. Иоффе, Т.В. Калинина, Н.М. Кейзеров, С.Г. Келина, Д.А. Керимов, М.И. Ковалев, А.И. Ковлер, С.Н. Кожевников, А.Н. Кокотов, В.Н. Кудрявцев, В.В. Лазарев, В.И. Леушин, Е.А. Лукашева, И.П. Малинова, А.В. Малько, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, М.Н. Марченко, B.C. Нерсесянц, М.Ф. Орзих, В.А. Патюлин, В.Д. Перевалов, А.С. Пиголкин, СВ. Поленина, В.Д. Попков, П.М. Рабинович, А.П. Семитко, В.Н. Синюков, Л.И. Спиридонов, Е.А. Суханов, Н.Н. Тарасов, Ю.А. Тихомиров, Ю.В. Тихонравов, Ю.Г. Ткаченко, А.Ф. Черданцев, В.А. Четверний, В.М. Чхиквадзе, А.С. Шабуров, Л.С. Явич, В.Ф. Яковлев и др.

Большое значение имеют работы таких философов-антропологов, как К.А. Абульханова-Славская, А.П. Альгин, Б.Г. Ананьев, Н.М. Амосов, С.С. Батенин, Л.П. Буева, А.В. Грибакин, М.С. Каган, Л.Н. Коган, К.Н. Любутин, В.Т. Пуляев, В.В. Шаронов, Б.В. Марков, Т.В. Холостова и др.

Юридическая антропология - это научное направление, в структуре которого, как уже было отмечено, весьма отчетливо вычленяется наряду с теоретической частью и область знания, основанная на эмпирических, фактологических, «полевых» исследованиях. Речь идет о юридической этнографии - той части юридической антропологии, которая описывает бытование социальных феноменов (от власти и права до брачных союзов и конфликтов) в повседневном опыте народа. К зарубежным исследователям,

положившим начало юридической этнографии и активно ее разрабатывающими, следует причислить Л.Г. Моргана, Дж. Самнер-Мэна, Ф. Энгельса, И. Бахофена, Дж. Мак-Леннана, Ф. Гребнера, Ф. Боаса, Э. Дюркгейма, М. Мосса, Б. Малиновского, Д. Радклифф-Брауна Р. Бенедикт, М. Мид, К. Леви-Стросса, Абрахам Эделя, Ж. Карбонье, Н. Рулана и др. идеи которых имеют большое значение для понимания не только настоящей работы, но и для юридической антропологии в целом - как научной дисциплины, имеющей сложную структуру и способную черпать источники своего вдохновения не только в теоретико-философских схемах и положениях, но и в непосредственно наблюдаемых явлениях жизни и быта народов.

К русским исследователям дореволюционного периода, излагавшим юридико-этнографические наблюдения и идеи, которые использовались в диссертации, следует отнести таких крупных ученых, как С.А. Муромцев, М.М. Ковалевский, Б.А. Кистяковский, К. Д. Кавелин; к группе отечественных ученых современного периода следует отнести Н.И. Надеждина, В.А. Зибарева, А.Я. Ефименко, А.Г. Воронова, А.П. Окладникова, Л.Е. Куббеля, А.И. Першиц, А.Б. Венгерова и др.

Эмпирическую базу настоящей работы составляет вся система действующего законодательства Российской Федерации, опыт правоприменительной деятельности, конкретные судебные и административно-правовые решения органов государственной власти.

В разработке ряда нормативно-правовых актов автору работы пришлось принять участие (законы Свердловской области «О молодежной политике», «Об образовании детей с ограниченными возможностями здоровья», «О дополнительных образовательных услугах» и др.). Кроме того, с участием автора были подготовлены некоторые подзаконные нормативно-правовые акты - постановления главы города Екатеринбурга. Все эти документы

также использовались при аргументации отдельных положений, излагаемых в диссертации.

Научная новизна исследования и положения, которые выносятся на защиту. В диссертации впервые в отечественной теоретической науке о государстве и праве предпринята попытка философского, социологического и юридического обоснования новой дисциплины - юридической антропологии. С этой целью проанализировано состояние юридической науки, процессы ее развития; выработаны методологические и теоретические основы юридико-антропологического знания. Показано, что юридическая антропология - это научное знание, которое по-своему отвечает на потребности общества в социальной свободе, обновлении законодательства России, гуманизации юридической практики. Развивается положение о том, что юридическая антропология - это такая область науки, которая способна выступить эффективным инструментом обновления правоведения, дополняющим формально-логические подходы в юридической науке и практике.

Научная новизна диссертационного исследования конкретизируется и дополняется следующими положениями, выносимыми на защиту:

1. Теория государства и права (как и юридическая наука в целом), испытывая в настоящее время, во-первых, влияние со стороны социальной и юридической практики, требующей ответа на вызовы новых социально-экономических, политических и культурных обстоятельств, во-вторых, ощущая невозможность дальнейшего своего развития без обновления своих исходных научных построений (понятия права, закона, свободы, личности, собственности, ответственности и др.) выдвигает новые концепции и взгляды. Развитие, в частности, осуществляется за счет приращения нового научного направления, новой субдисциплины - юридической антропологии,

которая в то же время, затрагивает предметное поле философии права и государства, философской антропологии, этнографии и других наук.

Формирование юридической антропологии проходит на уровне выдвижения новых научных парадигм, новых критериев юридической деятельности (правотворчества, толкования права, применения права и др.), а также на логическом уровне за счет придания новых смыслов понятиям и выведения на этой основе новых юридических конструтсций. Параллельно, на основе мировой этнографической науки идет активное формирование той части юридической антропологии, которую мы можем назвать "юридической этнографией".

Состав юридической антропологии структурируется из следующих научных направлений: а) теория юридической антропологии (сюда входят гносеологические, понятийно-терминологические, методологические, функциональные вопросы нового научного знания в структуре правоведения); б) онтология юридической антропологии (эта часть научного знания формирует представления о бытии человека в сфере права как таковом и свободе человека, порождающей свободу генерирования правовых культур, а также данные о бытии «правового человека» в современных правовых системах, в национальных, этнических и культурных общностях); в) юридико-этнографическая антропология (или юридическая этнография), имеющие своим продуктом описания меняющихся в результате эволюции норм деятельности человека, описания нормативных аспектов традиционных и архаичных обществ, юридических отношений и конфликтов, а также сравнительно-правовые исследования правовых систем прошлого и настоящего в разрезе их человеческого восприятия и существования.

4. Особенности формирования юридической антропологии таковы, что антропологическое знание в правоведении появляется в результате фиксации в знаковой форме новых связей между знаками и объектами,

сложившихся в системе юридически значимых деятельностей и процедур. В данном случае новое антропологическое знание является результатом наделения элементов правового текста свойствами, которые изначально им не принадлежали. Так, в результате антропологического прочтения действующего семейного законодательства (например, ст. 17 Семейного кодекса РФ), в соответствии с которой «муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка», можно сделать вывод о том, что данная правовая норма представляет из себя один из достаточно редких случаев учета законодателем специфики телесного, эмоционального состояния человека, и по сути представляет собой новую юридическую модель, акцентирующую внимание на уникальности, переломности естественно-природного состояния человека. Учет такой специфики детерминировал оправданные правовые ограничения на определенный вид деятельности человека (в частности, на деятельность, связанную с расторжением брака).

5. В результате применения антропологического подхода, правовые нормы получают антропологическую интерпретацию, основанную на гуманистических принципах. Так рождается новое юридико-антропологическое знание, обнаруживаемое в самом праве. Например, реализация закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" 12 позволяет легально использовать трансплантацию (пересадку) органов и (или) тканей человека для спасения жизни и восстановления здоровья граждан. Законодательство, учитывая новейшие достижения медицины, в соответствии с гуманными принципами, предоставляет возможность

Закон РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР, N 2, 14.01.93 г. ст.62.

безнадежно больным людям надеяться на улучшение здоровья. В данном примере право не выступает с запретительных позиций, а гуманно регулирует актуальную общественную проблему.

Юридическая этнография как составная часть юридической антропологии формируется благодаря полевым исследованиям юридического быта цивилизованных и традиционных обществ.

Юридическая антропология - результат углубляющейся дифференциации законодательства и, соответственно, теоретических знаний о праве, законе и государстве. Понятия, теории и концепции, которые создаются юридической антропологией, должны широко использоваться теорией государства и права. Это становится важным доказательством развития, обогащения теории государства и права как общетеоретической науки правоведения.

К функциям юридической антропологии, которые ею выполняются в правоведении, относятся: диагностическая, прогностическая, социокон-трольная, трансляционная, аксиологическая, институционализация антропологических принципов законодательства, функция гуманизации позитивного права, функция индивидуализации. Главная задача этих функций заключается в обеспечении анализа законодательства и юридической практики с антропологических и гуманных позиций. Таким образом, формируется новое теоретическое видение традиционного предмета науки о государстве и праве.

9. К предмету юридической антропологии следует отнести: институци

онные элементы общества (человек, государство, законодательство),

динамические элементы (практика, свобода, правовая культура, конфликты,

психология власти и права, этнические особенности и т.д.). Предмет теории

государства и права обогащается за счет того, что многие ее вопросы могут

рассматриваться с помощью методологического инструментария

юридической антропологии, и, благодаря этому, "традиционные" предметы науки обретают новые характеристики.

10. К принципам познания юридической антропологии относятся: 1)

принцип связи биологического и социального; 2) принцип интерпретации

человека как биосоциального существа и правового универсума; 3) принцип

социального характера материально-телесной жизни; 4) принцип единства

духовного и материального в развитии общественных отношений; 5)

принцип связи индивидуального и социального; 6) принцип стратифика

ции. Указанные принципы юридической антропологии - это те общие

основания, которые указывают на многообразие направлений познаватель

ных усилий теории государства и права. Юридическая антропология есть

одна из составляющих ее частных теорий. Юридическая антропология

способна придать единство взглядам на правовую систему путем

11. Понятия юридической антропологии образуются следующими

путями: 1) посредством заимствования (применения) категорий классиче

ской философии, адаптации понятий философской и социальной антропо

антропологического толкования «чисто» юридических понятий, разрабаты

ваемых теорией государства и права; 3) через создание оригинальной,

собственной терминологии.

12. Юридическая антропология способна создавать собственные

познавательные средства и понятия. К последним относится, например,

понятие «правовая среда». В чем значение этого понятия для юридической

антропологии? Прежде всего в том, что с его помощью создается реальная

возможность охватить все отношения человека к среде, порождаемой

юридическими нормами и институтами. Эти отношения подразумевают не

только «простое» подчинение человека регламентирующим командам со стороны государства и права, но и выявление сложных механизмов восприятия и переживания права, а также модусов, производных от права (свободы, ответственности и т.д.). В широком смысле к правовой среде относится государство, общество, правовая система, законодательство, правоприменительные акты, правоотношения, юридические факты, правовая идеология и психология, юридическая литература и публицистика, чувства, эмоции, переживания, установки, заблуждения, ожидания, страхи, символы, мифы, анекдоты и другие феномены, относящиеся к праву или выражающие его ценности или антиценности. В целом можно отметить, что нет никаких препятствий для свободного использования понятий, вырабатываемых юридической антропологией, теоретической наукой о государстве и праве.

13. К парадигмам юридической антропологии относятся: парадигма

человека как центра права и критерия социально-нормативного регулирова

ния, парадигма правового развития (прогресса, регресса, стагнации),

парадигма структурной функциональности правовой среды человека

Указанные парадигмы в силу их специфического содержания могут и

должны использоваться теорией государства и права как исходные

теоретические построения, определяющие новые направления теоретико-

правового анализа.

14. История антропологии вообще (безотносительно к определенным

предметам) пока не была объектом специального рассмотрения ни в

отечественной, ни в зарубежной литературе. По нашему мнению, история

научного направления может вполне ограничиться попыткой выделения и

последующей характеристикой отдельных направлений развития юридиче

ской антропологии за весь период ее существования. В этой связи следует,

на наш взгляд, выделять: а) гносеологическое направление (Аристотель,

Платон, Т. Гоббс, Г. Гроций, Вольтер, Ж.Ж. Руссо, Б. Паскаль, Г. Гегель, И.

Кант, Н.А. Бердяев, М. Шелер, Ч. Ломброзо, Э. Ферри и др.); б) онтологическое направление (Л,Г. Морган, С. Е. Десницкий, Дж. Самнер-Мэн, Ф. Энгельс, К Маркс, И. Бахофен, Мак-Леннан, С.А. Муромцев, М.М. Ковалевский, Б.А. Кистяковский, Ф. Гребнер, Ф. Боас, Л.И. Петражицкий, Э. Дюркгейм, К.М. Бэр, Н.И. Надеждин, К. Д. Кавелин, М. Мосс, Б. Малиновский, В.А. Э. Кассирер, Л. Леви-Брюль, Ж. Карбонье, В.А. Зибарев, А.Я. Ефименко, А.Г. Воронов, А.П. Окладников, Л.Е. Куббель, А.Б. Венгеров, и др.); в) современное эмпирико-аналитическое направление (Д. Радклифф-Браун и его последователи, Э. Ферри, А. Кардинер, Р. Бенедикт, Р. Линтон, М. Мид, Абрахам Эдель, Л. Фуллер, Норбер Рулан и

15. Анализ онтологических аспектов свободы человека и прояснение ее

границ способны привести к признанию того, что бытие человека, его

творчества правовых культур, изучению разнообразия которых юридиче

ская антропология (а также юридическая этнография и сравнительное

правоведение) уже положили начало.

16. Социальная свобода - это самодеятельность (выбор собственной

деятельности) и активность человека, в основе которой лежат потребности,

цели и мотивы личности, обусловленные ее способностями, уровнем ее

развития и субъективным видением жизненной ситуации. Антропологиче

ская проблема свободы - это экзистенциальная проблема выбора между

нормативным и асоциальным поведением личности.

17. Для теории государства и права категория свободы - одна из ключевых. Вместе с этим, если развернуть идею свободы в антропологическом ракурсе, то правомерно ставить вопрос об ограничениях, которые сдерживают удовлетворение интересов человека, что, в свою очередь, является общим моментом, общей целью реализации ограничений. Корректное рассмотрение ограничений свободы человека - это и есть

использование антропологического инструментария в общеправовых вопросах. Среди типичных ограничений следует назвать: 1) неэффективный социально-экономический и политический менеджмент; 2) конфликтный социально-политический климат в обществе; 3) юридические нормы и судебные (административные) решения; 4) организационные ограничения; 5) нечеткость социальных целей общества и личности; 6) Социальная ответственность; 7) низкая мотивация на свободу, привычка людей к иждивенчеству и социальной пассивности; 8) низкий уровень общих политических, экономических и социальных свобод, невозможность их надлежащей реализации; 9) отсутствие обеспечительных и защитных механизмов социальных свобод; 10) бюрократизм общественных институтов, закрытость и коррумпированность власти, потеря ею авторитета.

18. Антропологическое знание, на наш взгляд, способно выполнить роль критерия оценки выводов не только теории государства и права, но и иных, частных юридических теорий. Общие принципы антропологической науки способны проявить себя как теоретический инструмент оценки эффективности и правильности новых идей, методов и положений, которые сегодня выдвигаются российским правоведением. По сути, это такая оценочная деятельность, которая связана с получением информации о том, соответствуют ли протекающие в юридической науке и практике процессы критериям (стандарту) и принципам, вырабатываемым юридической антропологией.

Критерии юридической антропологии - это своеобразные «датчики», с помощью которых можно отслеживать, оценивать, регистрировать состояние социума, правовой системы, состояние основных правовых теорий и тенденции их развития. Игнорирование антропологического критерия может привести к доминированию формально-логического подхода. Развитие теории государства и права осуществляется именно за счет приращения новых взглядов, теорий и подходов, среди которых определенное место отводится и антропологическим данным.

19. Теория государства и права должна способствовать формированию социального правового государства и гражданского общества в России. По тому, как чувствует себя человек в правовой среде можно сделать вывод об успехе, либо провале затеваемых изменений. С этой точки зрения у большинства населения формируются принципиально новые ценностные ориентиры. В связи с тем, что изменился весь комплекс социальных условий жизни россиян, можно констатировать, что в России заложены основы гражданского общества, поскольку общие его характеристики сводятся к незавершенному социально-экономическому строительству и неустойчивому положению частных собственников. Наряду с этим, существует массовая бедность; число граждан, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, составляет более четверти общей численности населения. Усилилась дифференциация доходов, резко обозначилась нелегальная и нетрудовая основа имущественного и социального расслоения, ослабли стимулы к созидательному труду. Все эти обстоятельства, как и сложное положение в экономике страны, снижают возможности влияния права на личность.

Научная и практическая значимость проведенного диссертационного исследования состоит в том, что она закладывает основы нового видения мира правовых явлений и человека в этом мире как феноменов современной цивилизации, основанной на свободе, правовом законе и гуманизме. Юридическая антропология как новое научное направление правоведения, с одной стороны, способна выступить практическим инструментом анализа действующего законодательства России и критерием его оценки, а с другой -генерировать разработку новых образцов деятельности юристов, основанных на принципе примата человеческой личности.

Диссертация является логическим завершением многолетней работы соискателя, основные итоги которой воплощены в двух монографиях, ряде

научных публикаций в периодической печати, учебниках, научных пособиях, докладах на научно-практических конференциях и выступлениях автора. Выводы диссертации используются в преподавательской работе.

Структура диссертации. Текст диссертационного исследования состоит из введения, девяти глав (образующих в совокупности четыре части), приложения (проекта нормативно-правового акта) и списка литературы.

28 ЧАСТЬ 1

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ

АНТРОПОЛОГИИ

Юридическая антропология как новое научное направление в правоведении

Наука, как известно, - это сфера человеческой деятельности, результатом которой является получение нового знания. «Наука, - отмечает B.C. Степин, -ставит своей конечной целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности (объект в исходном состоянии) в соответствующие продукты (объект в конечном состоянии). Поэтому основная задача науки -выявлять законы, в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты»2. Можно также сказать, что наука представляет собой форму знания о каком- либо предмете, о его существенных признаках (свойствах), закономерностях существования и развития. Поэтому наука противостоит обыденным, бытовым, ненаучным, дилетантским взглядам.

Науки, изучающие общество, его нормативную основу, механизм и порядок управления являются общественными науками. Почему их так называют? Именно потому, что предметом научного исследования является общество, социальная жизнь во всех ее проявлениях. Правоведение-совокупность наук, которые относятся к числу общественных и юридических наук. Юридические науки представляют из себя упорядоченные систематизированные знания о юридической действительности, т.е. действительности, сутью которой являются нормативно закрепленные права, обязанности, ответственность субъектов. Кроме того, в состав юридической науки входят знания о праве и государстве как важнейших социальных институтах. В самом общем виде юридическую науку можно разбить на определенные фуппы: теоретические, исторические, специально-отраслевые и прикладные.

Для юридической науки важным является то, что это теоретико - методологическая и эмпирико-аналитическая наука.

Методологический, теоретико-философский статус правоведению сообщает то обстоятельство, что важнейшей задачей и направлением познавательной деятельности правовой науки всегда было формулирование идеи права, сопряженное с оригинальными методами конструирования правопонимания и правовой деятельности. Другое дело, насколько это «формулирование» соответствовало эмпирическим данным, насколько соответствовали понятийные

описания критериям истинности и ценности, но это уже вопрос иного анализа.

Юридической наукой правоведение признается в силу того обстоятельства, что изучает сердцевину политико-правовой надстройки - государство и право, и явления, производные от них. На сегодня нет другой общественной науки, которая бы посвятила себя анализу двух взаимосвязанных и взаимодействующих явлений - государства и права.

Оценка юридической науки как эмпирико-аналитической означает следующее: эмпирическое значение юридической науки выражается в востребованности рекомендаций юридической практикой, политической практикой, органами государственной власти и управления. Пока, в основном, реализация этой задачи усматривается в конструировании моделей правоприменительной деятельности, разработке проектов нормативных актов всех уровней. В идеале я мыслится вариант, когда правоведение не только выступает, в частности, инкубатором проектов нормативно-правовых актов, но и анализирует социально-правовую ситуацию в стране, определяет действительные направления ;; правовой реформы, моделирует и прогнозирует последствия правовых решений j и т.д. Иного быть не должно, ибо управленческие решения, государственно- властные акты государства должны приниматься только после всестороннего научного анализа ситуации, предшествовавшей появлению нормативного решения. На Западе уже давно научный анализ, юридическая экспертиза и социологический мониторинг сопровождают (или предваряют) все мало-мальски значимые государственные решения.

Далее, аналитический потенциал науки выражается в создании концепций, принятии определенных допущений и посылок, в интерпретации государственно-правовых явлений и использовании разнообразных методов научного анализа.

Прежде чем обратиться к анализу юридической науки, сделаем несколько общих методологических замечаний, которые во многом объяснят тот критический тон, который будет сопровождать оценку состояния правоведения сегодня.

Нужно иметь в виду, что каждая наука имеет свой, скажем так, жизненный цикл, выражающийся в следующей структуре этапов, которые она «проживает». Например: возникновение (старт) - быстрый рост (в борьбе с оппонентами, дилетантами, консерваторами, скептиками) - зрелость - функционирование-насыщение (признание науки многими людьми и сообществами, проникновение во все структуры управления) - стагнация (имеется в виду рутинизация науки, когда отсутствуют новые идеи) - кризис (имеется в виду исчерпанность возможностей применить данные науки с прежней эффективностью) - новый старт обновляющейся науки.

Свобода - связующее звено философии, правоведения и юридической антропологии

Свобода обладает значительным потенциалом своей антропологической интерпретации. С одной стороны, свободу способен реализовать только человек (и в силу этого этот аспект автоматически инкорпорируется в проблемное поле юридической антропологии), а с другой стороны, свобода никогда не бывает безграничной. В силу этого, все вопросы ее обуздания -это вопросы бытия свободы, бытия человека, исследование которых неизбежно становится предметом философии, правоведения и морали.

Приступая к рассмотрению интересующей нас проблематики, отметим, что в океане отечественной научной литературы содержательных работ, посвященных проблеме свободы не много. И это показательно: коммунистический режим не мог позволить своим ученым глубоко и всесторонне разрабатывать теорию свободы, ибо это неизбежно повлекло бы за собой вскрытие острых противоречий практики «построения социализма», признание тупиковости социалистической модели общественного развития. А это, в свою очередь, привело бы к проектированию такой социальной системы, которая бы несвободу человека сводила к минимуму.

Разумеется, определенная деятельность по выработке фундамента теории свободы в нашей науке проделана. В этом направлении проявили себя такие ученые-философы, как К. А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, С.С. Батенин, П.П. Гайденко, А.В. Грибакин, Б.Т. Григорьян, П.С. Гуревич, М.С. Каган, Л.Н. Коган, К.Н. Любутин, A.M. Максимов и А.С. Чупров, В. Г. Мокроносов и А. Т. Москаленко, О.М. Ноговицын1.

!См. Абульханова-Славская К А. Диалектика человеческой жизни (соотношение философского, методологического и конкретно-научного подходов к проблеме индивида). М. 1977; Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л. 1968; Батенин С.С Человек в его истории. М. 1976; Гайденко П.П. Парадоксы свободы в учении Фихте. М. 1990; Грибакин А.В. Жизненный путь как социально-историческое утверждение человека. Иркутск, 1985; Григорьян Б.Т. Философия о сущности человека. М. 1973; он же. Философская антропология. М. 1982; Гуревич П.С. Философская антропология. М. 1997; Каган М.С. Человеческая деятельность. М. 1974; Коган Л.Н. Цель и смысл жизни человека. М. 1984; Любутин К.Н. Человек в философском измерении (из истории проблем). Свердловск, 1991; Максимов A.M. Чупров А.С. Природа человека и его свобода Екатеринбург, 1996; Мокроносов Г.В. Из числа исследователей-юристов следует назвать С. С. Алексеева, А.Г. Бережнова, Л.Д. Воеводина, Д. А. Керимова, С.Н. Кожевникова, В. Н. Кудрявцева, В.А. Кучинского, Е.А. Лукашеву, И.П. Малинову, А.В. Малько, Г. В. Мальцева, Н.И. Матузова, М. Ф. Орзиха, В. А. Патюлина, В.П. Сальникова, А.П. Семитко, И.Е. Фарбера, В.М. Чхиквадзе, А.С. Шабурова и др2. Этих ученых объединяет общая парадигма, которой они придерживались

Москаленко А.Т. Методологические проблемы исследования общественных отношений и личности. Новосибирск, 1981; Ноговицын ОМ. Ступени свободы: Логико-исторический анализ категории свободы. Л. 1990 и др. 2 Алексеев С.С. Философия права. М. 1998; Бережное А.Г. Права личности. Некоторые вопросы теории. М. 1991; Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М. 1997; Керимов Д.А. Философские проблемы права. М. 1972; он же. Философские основания политико-правовых исследований. М. 1986; Кожевников С.Н. Правовая активность граждан. Нижний Новгород, 1993; Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М. 1978; Кучинский В.А. Личность, свобода, право. М. 1978; Лукашева Е.А. Право. Мораль. Личность. М. 1986; Малинова И.П. Философия права (от метафизики к герменевтике). Екатеринбург, 1995; Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994; Мальцев Г.В. Право и свобода личности. М. 1968; Матузое Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов. 1972; он же. Правовая система и личность. Саратов, 1987; Орзих М.Ф. Личность и право. М. 1977; Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. Правовые аспекты взаимоотношений. М. 1974; Сальников В.П. Социалистическая правовая культура:

Теория государства и права и юридическая антрополо гия: обогащение концепций

О характере юридико-антропологического знания и его способности к интеграции с юридическими науками мы говорили в первой части работы. Однако наибольшую ценность объединение познавательных усилий ученых может дать для теории государства и права. Для этого утверждения есть определенные предпосылки, которые, отчасти, заключаются в том, что юридическая антропология логично «вырастает» из потребностей в инновационных теоретических подходах и конструкциях государства и права; это тоже идеальные научные построения, однако их направленность носит принципиально иной характер.

Во-первых, юридическая антропология на данном уровне своего развития пока лишь обозначает свои возможности в познании объектов, более типичньгх для теории государства и права.

Во-вторых, привнесение в теорию государства и права основных парадигм юридической антропологии способно сделать правовую политику более нравственной и гуманной.

В-третьих, не следует резко разграничивать юридическую антропологию и теорию государства и права, но следует учитывать особенности объекта теории государства и права, сводящегося главным образом, к государству (а также возможностям принуждения человека), и праву, как средству такого гфинуждения. Инкорпорируя в предмет теории государства и права человека, мы неизбежно придаем содержанию исследований антропологическое звучание. Как указывает В.А. Бачинин, "ни общество, ни право нельзя понять, если не пытаться взглянуть на них сквозь призму человеческой природы и сущности".

Возьмем, например, хорошо исследованный в теоретико-правовой науке вопрос о принципах права7. Вместе с этим, анализ принципов права еще далек от завершения. Мешает этому устоявшийся стереотипный взгляд на правовые идеи, которые в науке интерпретируются как самодостаточные; их содержание и состав не подвергается сомнению. Между тем, как пишут В.И. Леушин и В.Д. Перевалов, правовые принципы - «это не результат субъективного усмотрения законодателей, а объективно присущие праву качества»8. Признавая это утверждение за истину, следует признать актуальным требование изменить «качество права» (Л.С. Спиридонов), т.е. требуется переориентация познавательной деятельности на выявление человеческого содержания права. Это влечет понимание права как результата самореализации человека, сущностью которого является придание юридическим нормам все большей субьектности и индивидуальности.

Юристы всегда исходили из того, что человек способен рационально, сознательно ориентироваться на тот масштаб поведения, который установлен в правовой норме. На деле же, однако, во многих случаях выходит, что человек нашего общества с легкостью игнорирует официальные юридические рекомендации (например, нормы налогового права). Юридическая антропология утверждает, что мотивы поведения россиян иногда бессознательно иррациональны. Это происходит, во-первых, в силу особенностей стиля мышления, и, во-вторых, тогда, когда человек очень слабо понимает суть, причины, цели и содержание правового регулирования. Поэтому, например, не понимая весьма запутанного и порой противоречивого, часто изменяемого налогового законодательства, россияне не слишком активны в деле декларации своих доходов и уплате соответствующих налогов государству.

Похожие диссертации на Юридическая антропология и развитие науки о государстве и праве (Теоретические основы)

Категория: ДИССЕРТАЦИЯ | Просмотров: 139 | Добавил: haka213557 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar