MENU
Главная » 2016 » Август » 19 » Юниор» - конкурс научно-технических проектов школьников
00:47
Юниор» - конкурс научно-технических проектов школьников

«Юниор» — конкурс научно-технических проектов школьников.

Привет, Суровый!

Одному из твоих админов вчера посчастливилось оказаться в числе членов молодежного жюри конкурса школьных научных проектов «Юниор» и ему не терпится поделиться впечатлениями.

Юниор» - конкурс научно-технических проектов школьников

«Юниор» проходит в МИФИ с 1998, если не ошибаюсь, года и, кроме того, что является всероссийским конкурсом, отправляет победителей на международный – ISEF (за годы существования победители «Юниор»а, кстати, получили на ISEF 84 премии).

Суть конкурса – научно-технические проекты школьников с 9 по 11 класс. Ребята готовят свои проекты и представляют их в форме стендового доклада, для подавляющего большинства из них – первого в жизни (но, смею надеяться, далеко не последнего). Раньше конкурс делился на три секции – физику, математику и информатику, но с недавнего времени добавились еще робототехника, биология и химия.

Юниор» - конкурс научно-технических проектов школьников

Жюри конкурса представлено в двух типах – «научное» и «молодежное». Научное жюри составляют преподаватели самого МИФИ и приглашенные работники различных научно-технических организаций, в том числе институтов РАН и промышленных предприятий. Молодежное жюри же состоит из выпускников института, которые ранее либо сами были среди победителей «Юниор»а, либо считались одними из лучших в своем выпуске.

Награды для победителей разные – научное жюри присуждает победителям разные плюшки для поступления в Российские вузы и поездку на ISEF лучшим, а молодежное – стажировки в известных мировых ВУЗах.

Как член молодежного жюри честно признаюсь, что жестких критериев оценки у нас не было (в отличии от научного, насколько мне известно). Мы выработали для себя некую размытую шкалу от 1 до 10, на балл по которой влияли такие факторы, как интерес проекта для науки и промышленности, его проработанность, количество труда, вложенного лично учащимся, его степень понимания, умение слышать вопросы и отвечать на них, а также личная харизма как докладчика. Причем вопрос интересности проекта для науки и промышленности был не на первом месте, поскольку мы сочли, что развитие самого школьника на данном этапе важнее, чем научно-технические прорывы.

Я очень сожалею, что смог посмотреть проекты только в своей секции – физике и не успел добраться до остальных: по физике заявлено было 66 проектов (около 15, правда, почему-то не приехало), мы разделились на три группы и общались каждый примерно с 20 докладчиками, а потом, обменявшись впечатлениями, дополнительно осмотрели лучшие проекты. Этот процесс занял у нас практически 4 часа (с некоторыми я говорил по паре минут, у некоторых зависал и на десяток) и времени на другие секции банально не осталось.

Работы, разумеется, были совершенного разного уровня: от уровня школьных лабораторок 10-11 класса и чуть ли не до курсовых проектов. Тематики представленных проектов охватывали электричество, механику, физику элементарных частиц, физику плазмы, астрономию и различные чисто технологические области. Я постараюсь в двух словах рассказать о самых зацепивших меня ребятах и их проектах.

Так, один из первых поразивших меня ребят с 10 по 11 класс разработал техпроцесс(‼!) создания цилиндрических керамических изоляторов с помощью детонационного осаждения на металлическую оснастку (один образец он даже принес на конкурс). Такой метод, по его словам, хоть и существенно менее производителен по времени, чем литье, но обладает куда меньше процентом брака: 4% против 96%. В процессе своей работы он перебрал не только различные скорости и температуры осаждения покрытия, но и размеры фракций. По разговору с ним я понял, что он отлично разбирается в том, что делал и сделал это сам, пусть и под руководством старших.

Следующий докладчик поразил меня больше своей харизмой и амбициозностью заявки, хотя с точки зрения реализации проекта у меня возникли огромные сомнения. Он предложил использовать ядерный реактор по типу тех, что разработаны для ЯРД в качестве источника тепла для непрерывной плавки металлов. Сам реактор он предложил закапывать в землю, чтобы «уберечься» от опасности перегрева и распространения радиации. Как я выяснил позже от одного моего коллеги, работающего в Росатоме, такие идеи действительно витают в инженерных кругах оного, но скорее из разряда «чтобы было», так как вопрос радиационной защиты в таких реакторах не ставится: они разрабатывались для космических применений, а там – одним реактором больше или меньше – разницы никакой.

Один из ребят представлял свою работу по астрофизике и поразил меня до глубины души: в своем 10м классе он разработал методику поиска лун у экзопланет (экзолун) и определения их параметров по флуктуациям кривой блеска звезды при транзите планеты через неё: экзолуна, заслоняющая звезду чуть раньше или чуть позже планеты должна несколько изменять передний и задний фронты провала на кривой блеска. В своей работе он провел различные численные симуляции этого процесса: как для более-менее произвольных воображаемых объектов с целью понять, как будет меняться кривая блеска в том или ином случае, так и для систем с известными экзопланетами. Кроме того, он обрабатывает данные с телескопа Кеплер с целью поиска следов экзолун: пока ему обнаружить их не удалось, но у него все впереди: он работает совместно с широко известной в узких кругах группой астрофизиков (фамилий, увы, не запомнил. Совместно с ними у него есть то ли одна, то ли две публикации, индексируемые в Скопусе – в 10м классе!) и ему лично предоставили прямой доступ ко всему потоку данных с телескопа Кеплер, а не только к уже обработанным и публично выложенным.

Еще один докладчик представлял работу, посвященную серебристым облакам: выяснилось, что большая часть наблюдаемых нами серебристых облаков является иллюзией, а не действительными облаками, причем механизм образования такого рода иллюзий связан с рефракцией и многократными переотражениям солнечных лучей в атмосфере и имеет нечто общее с радугой и миражами – подробности я, увы, не смог запомнить.

Двое ребят представляли свой проект по разработке мишени для ВНТ (вакуумно-нейтронных трубок – источника нейтронов для разного рода задач ФЭЧ). Суть их работы заключалась в нанесении защитного покрытия из иттрия на титановую мишень, что привело к увеличению срока жизни мишени приблизительно в 5 раз (а это, соответственно, в 5 раз меньше замен мишени в ВНТ, что является трудоемким процессом). Увеличение срока жизни происходит, если я правильно запомнил, из-за уменьшения выхода изотопов водорода из мишени. Ребята принимали непосредственное участие как в экспериментах по «добыче» нейтронов, так и в измерении дегазации мишени при различных температурах.

Две работы были связаны с ИТЭРом, а именно с его вакуумной камерой: оказывается, что ядра гелия, бомбардирующие вольфрамовую стенку камеры, создают на её поверхности так называемый «вольфрамовый пух» — структуры из тонких вольфрамовых нитей, внешне действительно напоминающие пушинки. От этих пушинок в плазму устремляются электрические дуги, которые не только портят плазму, но и уносят частицы вольфрама. Одна из двух работ была посвящена методике борьбы с этим пухом — а именно бомбардировке поверхности камеры ксеноном и процессами, при этом происходящими, а вторая, если я правильно понял, случайно вытекшая из экспериментов с вольфрамом рассказывала о любопытном пробое между вольфрамом и внешним электродом, при котором на поверхности вольфрама образуются разного рода «снежинки».

Впрочем, об этом ребята обещали написать отдельную заметку для тебя, Суровый, поэтому оставлю слово им. О такой же услуге я попросил и еще нескольких ребят, но они пока не откликнулись, надеюсь, что и они не откажут рассказать тебе о своей работе.

На этом я, пожалуй, завершу свой рассказ о прошедшем конкурсе, хотя и успел рассказать лишь о самых ярких запомнившихся мне проектах. Были и другие яркие дети, которые запомнились мне больше не своими работами, а тем, сколько трудов они в них вложили. Например, одна девочка разработала простой детектор мюонов, который регистрировал падающие на чувствительный элемент мюоны, которые вызывали импульс тока в цепи, от чего звучал микрофон. Она в течении трех месяцев каждый день трижды по часу проводила измерения (в том числе и с 6 до 7 утра!) и сопоставляла количество мюонов с временем суток и погодой.

На прощание хотел пожелать поблагодарить всех этих детей (некоторые нас, кстати, читают), общение с которыми доставило мне массу удовольствия и пожелать им (и всем талантливым ребятам) успехов на их научно-техническом поприще.

Фотографий у меня, увы совсем чуть-чуть и делал я их наспех, так что не считайте это официальным пресс-релизом

НИЯУ МИФИ проводит секцию «Робототехника» на конкурсе "Юниор"

Категория: Биология | Просмотров: 198 | Добавил: haka213557 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar