MENU
Главная » 2017 » Февраль » 22 » Язык и понятийно-категориальный аппарат
07:04
Язык и понятийно-категориальный аппарат

Язык и понятийно-категориальный аппарат

Язык и понятийно-категориальный аппарат

Из выделенных Ф. Бэконом призраков-идолов особо важное значение он придавал призракам-идолам рынка. Они, по его мнению, вызваны к жизни существованием языка, служащего в качестве объединяющего людей начала.

И действительно, политические феномены невозможно понять вне системы общения и механизмов политической коммуникации, которые в одинаковой степени связаны как со сферой общественного сознания, так и с социокультурной и политико-культурной сферами, с миром политического в целом в собственном смысле этого слова.

В качестве важнейших средств коммуникации выступают политический язык, политическая символика, понятийно-категориальный аппарат и т.д.

Язык, по справедливому замечанию канадского иссле- 320 дователя Ф. Дюмона, можно рассматривать одновременно и как средство, и как среду общения. Когда человек выступает в качестве субъекта речи, он намеревается утвердить свои собственные цели. В данном случае язык является средством реализации намерений. При этом он используется и для того, чтобы с помощью слов понять окружающий мир. В данном случае язык превращается в некую среду, в которой действует человек. Здесь язык выступает в качестве культурной среды обитания человека. В этом смысле политические феномены невозможно представить себе без политического языка и политико-культурной среды обитания их субъектов, составляющих основополагающую инфраструктуру политической коммуникации.

Язык и понятийно-категориальный аппарат

По своей значимости в качестве предмета политологического исследования политическую коммуникацию можно поставить рядом с такими проблемами, как политическое поведение, процесс принятия решений, избирательный процесс и т.д. В свете достижений электронной технологии и средств массовой информации значительно возросло значение так называемой символической коммуникации в обеспечении жизнеспособности и регулировании политических систем современности. Говоря о политической коммуникации, имеют в виду не только писаное и произносимое слово, но и знак, символ, сигнал, посредством которых передаются смысл и содержание политических феноменов. Это значит, что под понятие «политической коммуникации» подпадают самые разнообразные явления и акты - от демонстраций и забастовок до убийства политического или государственного деятеля.

Коммуникация представляет собой непрерывный поток и обмен посланиями или постоянную трансмиссию информации между различными субъектами коммуникации, создавая в конечном счете всеохватывающую коммуникационную сеть. Значимость приобретает выяснение достоверности источников и каналов коммуникации, того, насколько без потерь достигает информация адресата. Язык действует в некотором роде как связуюшее звено политического общества, как инструмент поддержания его необходимого информационного уровня. С сугубо практической точки зрения целью языковой коммуникации является как информирование, так и убеждение.

Идеи и установки, выражаемые через язык, служат не в качестве зеркального отражения реальной действительности, а в качестве средств, с помощью которых люди пытаются понять и интерпретировать эту действительность. Поэтому в мире политического зачастую иллюзию власти трудно отличить от самой ре- 321 алъной власти. Здесь значимость приобретают не только реальные действия и меры правительства или государства, общественно-политических образований, но и то, как они оцениваются и воспринимаются, в каком контексте они подаются и т.д. Способ и средство передачи сообщения столь же важны, как и его содержание, содержание и стиль политических действий невозможно отделить друг от друга.

В политике важно не только то, о чем говорится, но и то, как об этом говорится. Язык — одновременно средство и общения и контроля. По справедливому замечанию Г. Кресса и Р. Ходжа, «языковая форма позволяет передавать информацию и искажать ее». Слово несет в себе огромный содержательный и эмоциональный заряд. С помощью простой замены или перестановки слов один и тот же факт можно изобразить совершенно по-разному. Например, можно сказать об Оресте, убившем свою мать: «Орест — мститель за своего отца», но можно сказать и иначе: «Орест — убийца своей матери». Эта особенность языка создает возможность с его помощью не только информировать аудиторию, но и манипулировать ее сознанием, трактовать информацию в пользу заинтересованной стороны.

Язык и понятийно-категориальный аппарат

При анализировании политических феноменов и реалий необходимо исходить из факта существования действительного мира политического, лишь частью которого являются язык и символы. Социально-политическая практика не есть просто «эффект речи или языка». Адекватное познание его возможно лишь при признании факта существования различных, в том числе и ложных, форм языка, противоречащих друг другу. Такая позиция возводит теоретический плюрализм в принцип. Нет одного единственного инстинного языка, точно так же, как нельзя говорить о завершенности истории. Множественность противоречивых языковых форм — факт, который нельзя отрицать.

Поэтому объект политологии, как и большинства других общественных наук, проблематичен в том смысле, что в поддающихся обозрению фактах и феноменах исследования стерта или отодвинута на дальний план работа языка, подсознания и истории. А. Тойн- би не без оснований отмечал, что «история языка — это конспект истории общества».

Политический словарь развивается в связи с историческими реальностями и самым тесным образом связан с общенаучным словарем эпохи. Более того, именно используемые термины и по- 322 нятия могут помочь определить период (по крайней мере

нижние хронологические границы) возникновения той или иной политической доктрины.

Если, например, понятия «полис», «политика», «демократия» и т.д. возникли в эпоху античности, то такие понятия, как «суверенитет», «радикализм» и т.п. вошли в обиход в Новое время. Многие биологические метафоры, характерные для политической науки XIX - начала XX в. ассоциировались с идеей органического государства. А популярные ныне термины, как «системный анализ», «политический процесс», «модель» и т.п. связаны с механистической концепцией государства, которая, в свою очередь, связана с физикой и технологией. Такие термины, как «установки», «перекрестное давление», «взаимодействие», «правила игры», заимствованы из прикладной социологии, основанной на позитивизме.

Показательно, что в реальностях европейской интеграции все чаще говорят о «европейском языке», или «евроязыке», представляющем собой с языковедческой точки зрения комплекс специальных терминов, неологизмов, аббревиатур, метафор и т.д. применяющихся, когда речь идет о новых политических и правовых явлениях в Европе.

Симптоматично, что само понятие «Европа» в этом языке приобрело новый смысл и стало использоваться как синоним понятий «единая Европа», «объединенная Европа», «интеграция». Появилась группа производных от этих понятий слов: «европеизм», «европеист», «европеизация», «европеизирование», «проевропейский», «антиевропейский» и т.д. К числу неологизмов относятся такие слова, как «евростандарт», «евродепугат», «евросфера», «еврократ», «евро- пессимизм», «еврооптимизм» и т.д. Все более популярными становятся понятия «европейское экономическое пространство», «европейское информационное пространство», «европейская валютная система», «европейское политическое сотрудничество», «европейское правовое сотрудничество» и т.д. и т.п.

Понятия «правые» и «левые», «консерватизм», «либерализм» и «радикализм» получили хождение в обществознании в XIX в. С тех пор в перипетиях бурных XIX и XX столетий вкладываемое в них содержание существенно, а в некоторых отношениях радикально изменилось. Ряд их важнейших функций претерпел инверсию: некогда консервативные идеи приобрели либеральное значение, и наоборот, отдельные либеральные идеи стали консервативными. Например, в настоящее время уже потерял убедительность принцип, согласно которому индивидуалистические ценно- 323

сти жестко привязывались к правому флангу идейно-политического спектра, а коллективистские ценности — к левому. С учетом нынешних реальностей нуждаются в переосмыслении и более четком толковании понятия «левые», «правые», «консерватизм», «либерализм» и т.д.

Поэтому очевидно, что определение того или иного течения политической мысли как некоторого комплекса неизменных и однозначно трактуемых идей, концепций и доктрин может лишь исказить его действительную сущность, поскольку одни и те же идеи и концепции в разные исторические периоды и в различных социально-экономических и политических контекстах могут быть интерпретированы и использованы по-разному для достижения разных целей.

О том, насколько сильно политический язык испытывает на себе влияние конкретной общественно-исторической и социально-политической ситуации, свидетельствует положение, которое в этой сфере сложилось в нацистской Германии и при большевистском режиме у нас. В Германии был создан особый идеологизированный язык — Lingua Tertii Imperii (LTI) — язык третьего рейха. Для него были характерны введение множества неологизмов или измене- ( ние, выхолащивание и фальсификация старых общепринятых тер- о минов и понятий, приспособленных к духу и форме нацистской й идеологии.

^ Далеко идущие в этом контексте планы вынашивались и в на- >

Категория: ИСТОРИЯ | Просмотров: 74 | Добавил: haka213557 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar